Главное меню

Последние статьи

Случайные статьи

Авторские права
Все авторские права на статьи принадлежат газете "Христианин".

При любом использовании материалов сайта, ссылка на christianin.net.ru обязательна.

Редакция не всегда разделяет мнения авторов материалов.



Ссылки






Украина онлайн

wwjd.ru: Христианская поисковая система.

Церкви.com

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.
Газета «Христианин» (Украина, Херсонская область, г. Новая Каховка) приветствует Вас!

На этом небольшом сайте вы можете
прочитать все статьи из нашей газеты,
а так же скачать её электронную версию.
>>Читать последний номер<<

«Я поставил Богу условие» (Свидетельство. Виктор Подлеский)

И есть надежда для будущности твоей, говорит Господь (Иеремия 31:17).


Пишу о себе, воздавая славу Иисусу за Спасение, которое Он мне подарил и за жизнь новую, которой живу теперь.

Родился я и вырос в с. Новоалександровка, в обычной семье. С самого детства мои родители прививали мне любовь, уважение к людям. Вырастили меня, дали мне образование. Дождались меня из армии. После армии уехал работать в Никополь. Приезжая к родителям, я надевал маску примерного и хорошего сына, в Никополе же был совсем другим. И вот эта «другая» жизнь привела меня на скамью подсудимых. В свои 21 год я получил 6 лет усиленного режима. Когда меня привезли в лагерь, где я должен был отбыть это наказание, то я решил в своем сердце, глядя на всю эту грязь: чего бы мне это ни стоило, я постараюсь не потерять человеческое достоинство. И я стремился его сохранить всеми своими силами. Но мое сердце переполняла злоба. Я только и ждал того момента, когда выйду на свободу, чтобы расставить все точки над «i».

В лагере я подружился с верующим заключенным, который находился здесь уже семь лет. Он много рассказывал мне о Христе. Но, не желая поверить, часто своими вопросами я ставил его в тупик. Он же спокойно говорил: «Даже если я не могу дать тебе ответ, который бы тебя удовлетворил, то это не значит, что Бога нет, Он есть!»

Когда уже половина срока была позади, я сильно заболел. Вначале я не обратил внимания на свои недомогания. Мне не хотелось есть, появилась какая-то слабость в теле, сонливость. Но через некоторое время мне сделали рентген, и выяснилось, что я болен туберкулезом легких. В моем левом легком вверху было пятно и оно прогрессировало. В этот момент я не опустил рук, не упал духом, хотя первая мысль была: «Витя, тебе 25 лет, ты слаб, тебе становится все хуже и хуже: ты не можешь даже ведро воды поднять, – кому ты такой нужен будешь по освобождению?» Я написал родителям, что заболел туберкулезом, но волноваться не стоит. Это, мол, не страшно, только надо немножко подлечиться, и все будет хорошо. Но родители в считанные дни приобрели лекарства, которые были необходимы для лечения, и привезли их мне. Они знали, что это за болезнь, так как отец – ветврач, а мама долгое время с ним работала.

Меня положили в медсанчасть. По милости Божией, как раз возле нее была церковь. Туда ходили верующие заключенные, приходили братья со свободы. Они были счастливы. Но я был тверд в своем убеждении, несмотря на то положение, в котором был. В медсанчасти со мной лежали верующие. Приходилось время от времени общаться с ними. Но это не могло поколебать меня в моем неверии.

Кто знает, что такое туберкулез, тот знает, что при лечении этой болезни нужно строго придерживаться сбалансированного питания, принимать два-три сильных антибиотика, и еще немалое количество таблеток и витамин. При всем этом необходимо полнейшее спокойствие. Нарушение хотя бы одного из этих условий сводит лечение на нет. В тюрьме можно иметь питание, лекарства, но спокойствие никак не сохранить. Прошло два месяца усиленного лечения. Меня напичкали лекарствами так, что я был просто пьян от них, в прямом смысле. Сделали мне снимок, и врач сказал: «Ты не переживай, Витя, у тебя никаких улучшений нет, но и ухудшений нет: отверстие в левом легком и не увеличивается».

Вскоре после этого у меня произошла беседа с одним верующим заключенным. Он подошел ко мне во время прогулки. Мы ходили по дворику, мой собеседник говорил о Боге, об Иисусе Христе – Спасителе, о том, что Он любит меня. Я в ответ доказывал, что Он не может меня любить, так как Его нет. И тут он сказал мне такие слова, (это сказал Бог через него, только тогда я этого не понял): «Витя, чего ты хочешь?» Я подумал и произнес вслух: «Здоровья!» Он говорит: «Проси у Него здоровья». Я подумал: «У кого я буду просить, если Бога нет, и я в Него не верю?» Но после того, я сказал в своем сердце: «Господь, если Ты есть, как говорит мне этот человек, и если Ты исцелишь меня – я поверю, что Ты есть Истинный и Живой Бог, и я буду служить Тебе». Также я поставил Господу условие: «С этого времени я прекращаю принимать лекарства. Когда меня вызовет врач и скажет мне такие слова, (а я буду молчать): «У вас в левом легком вверху была дырка. Эта дырка, стянулась, зарубцевалась, а сейчас даже шрама нет. У вас левое легкое как у младенца», то тогда я, Господи, буду служить тебе». Об этом знали только я и Господь, в Которого тогда не верил, Которого проклинал, хулил и распинал своей жизнью. С этого момента я перестал принимать лекарства, а ведь отказ от сильных медикаментов мог привести меня к смерти. Я только колол один стрептомицин, чтобы не выгнали из больницы, и ел витамины, потому что с этим было строго. Но это ничто в лечении туберкулеза. В скором времени я забыл о том, что просил у Бога. Прошло два месяца после того, как я поставил Богу «условие». После очередного снимка меня вызывает к себе врач-женщина. Я иду к ней и думаю: поговорю с ней о чем-нибудь, ведь она женщина, да еще и со свободы. Когда я переступил порог кабинета, она сказала мне «Здравствуйте». Я хотел ей ответить какой-нибудь шуткой, но мне как будто кто-то закрыл рот. Хочу что-то сказать, и не могу. Раньше со мной ничего подобного никогда не случалось. Я не был стеснительным, легко общался с людьми. Я потрогал свой лоб, нет ли у меня температуры. Находясь в здравом уме, я не мог произнести ни слова. Бог закрыл мой рот, чтобы явить Свою Славу в моей жизни и напомнить мне о том, о чем я уже совсем забыл. Женщина-доктор обратилась ко мне первая (как я и просил Бога, ставя Ему условие): «Вы поступили к нам с диагнозом туберкулез левого легкого. В этом легком вверху у вас была дырка и, как ни странно, хотя вы лечитесь только четыре месяца, (а первый курс лечения девять месяцев, потом через небольшой перерыв – еще два курса по девять, чтобы закрепить лечение), она стянулась, зарубцевалась, и сейчас даже шрама нет. У вас левое легкое как у младенца». В этот момент я вспомнил, что просил у Господа. И вдруг ко мне вернулся дар речи. Я, как Фома-неверующий, сказал ей: «А можно мне посмотреть?» Она заулыбалась и говорит: «А ты понимаешь?» Я не понимал, как эти снимки читаются, но решил, что мне надо собственными глазами это увидеть. Она открывает мое больничное дело, берет один снимок, поднимает его на солнечный свет и говорит: «Смотри, этот снимок сделан 4 месяца назад, когда ты к нам поступил. Правое легкое чистое, а слева, вверху, темное пятно. Видишь?» Говорю: «Вижу». И тут же спрашиваю: «А тот, что мне делали два месяца назад?» Она, улыбаясь, достает другой снимок и говорит: «Правое чистое и левое чистое. У тебя легкие как у младенца – ты здоров».

Меня выписали из больницы, я пришел в отряд, а там ребята встречают меня: накрыли стол, приготовили место, где я буду спать. Все теперь, казалось бы, хорошо. Но с этого момента, имея все, что надо человеку, я не имел одного – покоя в сердце. Я слышал нежный голос, который говорил мне любя: «Я помог тебе – и ты обещал». День прошел – слышу этот голос, второй прошел – слышу этот голос, на третий я уже не выдержал. Подошел к одному верующему и попросил, когда он будет идти в церковь, чтобы и меня с собой взял послушать. В этот вечер я впервые за три с половиной года моего пребывания в лагере переступил порог молитвенной комнаты. Я сел на самом последнем месте. В этот вечер, пришли братья со свободы. Они проповедовали о Христе, а я все слышал в себе этот голос, который говорил мне: «Я помог тебе – ты обещал». И я думал: «Ну когда же они закончат уже говорить – я хочу каяться». Прошло около двух часов, смолк голос проповедника, и один брат обратился к присутствующим: «Может, кто хочет покаяться?» Тогда я вскочил со своего места и пошел вперед. Я подошел к призывающему и он меня спрашивает: «Ты чего хочешь?» Если бы не Господь вел меня, если бы не подготовил, то я бы этого человека ударил или развернулся бы и ушел. А я стою перед ним и говорю: «Я хочу каяться». Он спрашивает: «Ты умеешь молиться?» Я ответил, что не могу. Тогда он сказал: «Повторяй за мной, что я буду говорить». «Хорошо», – говорю. «Станешь на колени, но не передо мной, а перед Богом?», – задает последний вопрос брат. «Стану». Я стал, и братья помолились за меня. Ничего особенного тогда не произошло, но я почувствовал: Некто снял огромный груз с моих плеч, и мне стало так легко. Мое сердце наполнилось какой-то неземной радостью, и я светился от этой радости. Дату моего покаяния помню до сих пор: это произошло осенью 1997 года в октябре месяце.

Через некоторое время ко мне стали приходить мои старые приятели. Тогда я доставал из своей тумбочки маленький синий Новый Завет и всем рассказывал: «Мне помог Господь, и я покаялся». Почти все говорили, что это скоро пройдет, но, слава Богу, уже 8 лет Иисус держит меня в своих пронзенных руках. Многие друзья от меня отреклись, но теперь у меня есть Иисус – самый Верный Друг. Он всегда со мною, хотя я не всегда был послушным Ему. После покаяния Господь стал укреплять мою веру. Я узнал, что Он есть Бог, который любит миловать.

Шли холода, и я решил обить свое окно целлофаном. Работу я сделал хорошо, сел на постель, посмотрел на свой труд, и у меня вырвалось сквернословие. В этот момент мне стало так стыдно, что я покраснел до корней волос. Это заметили окружающие и спросили у меня: «Что случилось, Витя?» Я ответил: «Ничего». Но перед Господом сразу же покаялся: «Иисус, прости меня, что я сказал такие слова». С тех пор, слава Иисусу, Он контролирует меня Сам. Господь сделал мою речь чистой. Этой радостью я поделился с моими родными и близкими. Но они ничего не поняли. Им было все равно, как я говорю, для них было главным, чтобы со мной все было хорошо, чтобы я опять не попал в какую-то передрягу. Когда у нас бывали встречи, я говорил им о милости Божьей. Они слушали, но жили так, как считали нужным. Однажды я сказал своим родителям о любви и доброте Иисуса, о том, что Бог может сделать все, о чем мы попросим Его. На тот момент мне оставалось еще 2,5 года отбывать наказание. Моя мама спросила: «Сынок, а если ты попросишь, чтобы тебя Твой Бог выпустил из тюрьмы сейчас, то Он выпустит тебя?» «Выпустит, мама». Она сказала: «Сынок, попроси Его, чтобы Он выпустил тебя». В этот момент я посмотрел в свое сердце – в нем была очень сильная вера, что если я попрошу у Господа, то Он меня освободит на утро. Я не хвалюсь собой, а хвалюсь Богом, потому что в Библии написано: «а вера, которая от Него...» Но я сказал маме: «Мама, ты знаешь, какой я горячий, как я любил погулять, выпить, похулиганить. Если есть воля Божья на то, чтобы я был до конца срока здесь, то пусть Мой Бог за это время испытает меня, переплавит, а тогда уже выпускает на свободу укорененным и утвержденным в истине, чтобы ничто не могло меня увлечь от Христа». Моя мама с отцом уехали домой, а я с Господом остался там.

Я освободился в 2001 году. Все это время мой Господь учил меня в Своей школе. Ломал меня, испытывал, переплавлял. За все это я ему благодарен. Не пересказать все, что Бог сделал в моей жизни и продолжает делать до ныне. Сейчас я живу в с. Новоалександровка Нововоронцовского района, являюсь членом церкви в с. Осокоровка. Я благодарен Богу за новую жизнь, за все Его милости ко мне. Пусть во всем будет слава нашему Богу через Сына Его Иисуса Христа!


Виктор Подлеский


Газета «Християнин» 01(15)2005


© 2008-2020