Главное меню

Последние статьи

Случайные статьи

Авторские права
Все авторские права на статьи принадлежат газете "Христианин".

При любом использовании материалов сайта, ссылка на christianin.net.ru обязательна.

Редакция не всегда разделяет мнения авторов материалов.



Ссылки






Украина онлайн

wwjd.ru: Христианская поисковая система.

Церкви.com

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.
Газета "Христианин" (Украина, Херсонская область, г. Новая Каховка) приветствует Вас!

На этом небольшом сайте вы сможете прочитать некоторые статьи из нашей газеты, а так же скачать её электронную версию.

Мой сон

…В том месте, между сном и явью, я оказался в комнате. Ничто в этой комнате не привлекало взгляда, кроме стены с выдвижными ящичками. Это были ящички, подобные библиотечному каталогу, что перечисляет названия книг по алфавиту. Но этот каталог простирался от пола до самого потолка и казался бесконечным во всех направлениях. На этикетках были самые разные надписи.


Когда я приблизился к стене, первым, что привлекло мое внимание, была надпись «Девушки, которые мне нравились». Я открыл ящичек и начал перебирать карточки. Прочитав с десяток, я захлопнул ящичек, осознав, что узнаю каждое имя на каждой карточке.

Никто мне того не говорил, но я понял и без подсказок, где я нахожусь. Эта безжизненная комната, полная маленьких карточек, была огромным каталогом моей жизни. Тут были записаны события каждого мгновения моей жизни, маленькие и большие, в деталях, которые моя память не была в состоянии вместить.

Чувства удивления и испуга перемешались во мне, когда я начал открывать ящички и исследовать их содержимое. Некоторые карточки вызывали радостные чувства и сладостные воспоминания, другие – чувство стыда и сожаления, такое сильное, что я даже оглядывался, не смотрит кто на карточки через мое плечо. Ящичек с надписью «Друзья» стоял рядом с тем, что был назван «Друзья, которых я предал».

Обыденные названия чередовались со странными. «Книги, которые я читал», «Ложь, которую я говорил», «Мир, который я дарил», «Шутки, над которыми я смеялся». Некоторые поражали своей точностью. «Вещи, из-за которых я кричал на своих братьев». Некоторые мне не хотелось тут видеть: «Вещи, которые я сделал в порыве злости», «Фразы, сказанные родителям в сердцах». Я не хотел бы ознакомится с их содержимым. Часто в ящичках было больше карточек, чем я ожидал. Иногда меньше, нежели надеялся.

Я был ошарашен объемом жизни, которую я прожил. Возможно ли за двадцать лет совершить все то, о чем говорят эти тысячи, возможно, миллионы, карточек? Но каждая из них повествовала правду. Каждая была написана моим почерком. Внизу каждой стояла моя подпись.

Тогда я вытащил ящичек, названный «Песни, которые я слушал». Я осознал, что он вырос, чтоб вместить все содержимое. Карточки были набиты плотно, но даже через полтора метра ящичка я не обнаружил ни малейшего намека на то, что он когда-либо закончится. Я закрыл этот ящичек, устыженный не столь тем, про что музыку я слушал, сколь тем огромным количеством времени, которое я потратил, слушая эту музыку.

Я подошёл к ящичку с табличкой «Похотливые мысли» и почувствовал, как мурашки пробежали по моей спине. Я выдвинул ящичек на пару сантиметров, не желая узнать, сколько карточек находится в нем, и вытащил первую попавшуюся запись. Насколько детальным было ее содержание! Меня бросило в жар от одной только мысли, что такой момент моей жизни мог быть записан.

Внезапно я почувствовал звериную ярость. Одна мысль вертелась в моей голове: «Никто не должен увидеть эти карточки! Никто не должен узнать про эту комнату! Я должен уничтожить их!» Я резко выдернул первый попавшийся ящичек (его размер уже не имел для меня ни малейшего значения). Я должен был опорожнить его и сжечь карточки. Начав вытряхивать их на пол, я обнаружил, что ни одна карточка не покидает своего места. Тогда я вытащил одну карточку и, попытавшись разорвать ее, понял, что она крепче стали.

Поверженный и беспомощный я вернул ящичек на место. Упершись лбом в стену, я издал долгий жалостливый вздох. И тогда я увидел его. Заголовок гласил: «Люди, с которыми я поделился Благой Вестью». Ручка была светлее, чем у ящичков вокруг, новее, казалось, что этим ящичком никогда не пользовались. Я потянул за ручку, и пятисантиметровый ящичек упал мне на ладонь. Карточки в нем можно было пересчитать на пальцах одной руки.

Слезы хлынули из моих глаз. Хлюпая носом, я опустился на колени и горько зарыдал. Зарыдал от стыда. От переполняющего стыда за все это. Таблички на ящичках завертелись хороводом в моих, полных слез, глазах. Никто не должен знать об этой комнате. Я должен закрыть ее, а ключ потерять.

Когда слезы иссякли, я увидел Его. Нет только не Его! Не здесь! Кого угодно, но не Иисуса.

Беспомощно я смотрел, как Он открывает ящички и просматривает карточки в них. Я не находил в себе сил взглянуть в Его глаза. В те редкие моменты, когда я кидал взгляд на Его лицо, я ощущал, как скорбь переполняет Его сердце. Скорбь, которая во много раз глубже моей собственной. Казалось, Он интуитивно выбирал наихудшие ящички. Почему Он всё это читает? Он не должен!

Наконец Он развернулся и посмотрел мне в глаза через всю комнату. Он смотрел на меня с безграничной жалостью, и я почему-то вспомнил, как когда-то в детстве мне было жалко собаку, которую сбил автомобиль, и она тихо умирала, лёжа на грязной обочине. Но жалость в Его глазах не злила меня. Я уронил голову, закрыл лицо руками и вновь заплакал. Он подошёл и просто обнял меня за плечи. Он мог сказать так много. Но Он не сказал ни слова. Он сидел и плакал вместе со мной.

Потом Он встал и пошёл назад к картотеке. Начиная с конца комнаты, Он вытягивал ящички и одну за другой подписывал карточки в них поверх моей подписи.

«Нет!» – закричал я, подбегая к Нему. Всё, что я мог сказать, было: «Нет, нет». Я вырвал карточку из Его рук. Его Имя не должно было быть на них. Но Оно было там, такое яркое, такое живое, такое красное. Имя Иисуса покрыло моё, Оно было написано Его кровью.

Нежно он забрал карточку назад и, усмехнувшись грустной улыбкой, продолжал подписывать карточки. Я не думаю, что когда-либо пойму, как Он закончил всё так быстро, но следующим, что я услышал, было то, как Он закрыл последний ящичек и приблизился ко мне. Он положил мне руку на плечо и сказал: «Я закончил». Я встал, и Он повёл меня прочь из комнаты. В двери не было замочной скважины. Были карточки, которые предстояло написать.


Газета «Християнин» 02(20)2006


© 2008-2012