Главное меню

Последние статьи

Случайные статьи
Христос сказал: `Идите и научите все народы`
просмотров: 2110
Выходите на улицу!
просмотров: 3030
Небо (вірш)
просмотров: 5986
Домашняя церковь
просмотров: 1762
Книга Жизни
просмотров: 2531
Опрос: счастливые люди ходят в церковь и читают, а несчастные – смотрят телевизор
просмотров: 2480
Предпочтение
просмотров: 799
Подяка (вірш)
просмотров: 7708
Друге поприще
просмотров: 2964
Жертва спільності
просмотров: 554

Всего статей: 674


Авторские права
Все авторские права на статьи принадлежат газете "Христианин".

При любом использовании материалов сайта, ссылка на christianin.net.ru обязательна.

Редакция не всегда разделяет мнения авторов материалов.



Ссылки






Украина онлайн

wwjd.ru: Христианская поисковая система.

Церкви.com

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.
Газета "Христианин" (Украина, Херсонская область, г. Новая Каховка) приветствует Вас!

На этом небольшом сайте вы сможете прочитать некоторые статьи из нашей газеты, а так же скачать её электронную версию.

Комната пророка

Исаак Браун рано овдовел. Его жена ушла в вечность, оставив на попечение мужа шестимесячного сына Давида. Исаак сильно горевал. Он не знал, как правильно обращаться с малышом, и, когда тот плакал, беспомощно опускал руки. Брауну пришлось нанять экономку, которая ухаживала бы за мальчиком и управлялась по дому.

Незаметно пролетело время. Давид вырос и женился на богобоязненной девушке. Бог благословил молодую семью, и через год у них родился сын. Мальчика назвали Артуром. Исаак Браун не мог нарадоваться внуку и проводил с ним много времени. В большом, просторном доме стало еще веселее, когда у Артура появились сестренки. Дети сильно привязались к ласковому старичку, отчего Браун был безмерно счастлив.

В один из теплых весенних дней в дом пришло несчастье. Исчез Артур. Его искали по всей округе, спрашивали о нем у соседей, знакомых и незнакомых, но не нашли. Думая, что мальчик утонул, искали в реке, но все поиски оказались тщетными. Проходили дни, недели и месяцы, но Артур так и не нашелся.

От страшного горя родители сильно постарели, а дедушка сгорбился еще больше. Много молитв вознесли Брауны к всемогущему Богу и только в Нем находили утешение.

Через полгода неожиданно заболел Давид и спустя две недели скончался. Его жена, попрощавшись со старым Исааком, уехала с детьми на родину.

Опустел огромный дом. Брауну казалось, что из каждого угла выглядывает печаль. Он бесцельно и уныло бродил по пустым комнатам, где совсем недавно целыми днями играли внуки, раздавался веселый детский смех.

Старый Браун с грустью смотрел на улицу. Там все так же бурно кипела жизнь. По-прежнему соседские дети играли в песке, строили дворцы и замки.

Несказанное утешение Исаак находил в молитве. Он твердо знал: если Бог допускает испытания, то даст и силы их перенести.

Спустя несколько месяцев после смерти сына, Браун продал свой большой дом и купил скромную дачу за городом. Экономка навела там порядок, и уютный домик понравился старику.

Любимым местом Исаака стала гостиная. Зимой у камина, а летом у открытого окна он подолгу читал Библию, рассуждая о Божьих словах.

В одну из боковых комнат Браун велел поставить кровать с белоснежной постелью, стол и пару стульев у окна. На столе всегда стоял подсвечник, а рядом лежали спички. Хотя здесь никто и не жил, экономка каждый день протирала пыль, проветривала комнату, меняла воду в графине. Эту горницу Браун назвал необычно: комната пророка. Она всегда была готова для приема гостей. Иногда в комнате пророка находили приют книгоноши или просто странники. Зачастую же эта комната пустовала.

Браун не слыл богатым, но и не считался нищим. И хотя у него всегда были деньги, он никогда не боялся, что его могут обокрасть. Друзья часто предостерегали Исаака: «Ты живешь на отшибе, далеко от дороги. Воры легко могут проникнуть в твой дом». Но старик отвечал, что если Бог допустит, то это послужит ему только во благо. Многие усмехались, слыша такие рассуждения, другие же ободряли его, говоря: «Бог никогда не оставит в стыде тех, кто уповает на Него».

Холодным зимним вечером Исаак Браун сидел в кресле у большого камина и задумчиво смотрел на огонь. Накануне он закупил много продуктов и теплых вещей, чтобы раздать нуждающимся, и теперь рассуждал, как лучше распределить свои подарки. Браун не только помогал людям, но и свидетельствовал им о Христе.

Невольно мысли перенесли Исаака в прошлое, и он с болью в сердце вспомнил Артура.

В доме было тихо, слышалось только равномерное тиканье больших настенных часов. Погруженный в безрадостные думы, Браун раскрыл Библию и, тяжело вздохнув, надел очки. Он решил почитать Евангелие Луки. Его внимание привлекли слова из восьмой главы: «Она не умерла, но спит».

«Что Бог этим хочет сказать мне? – задумался Браун,– Неужели Артур жив?»

Он, кряхтя, поднялся, потушил лампу и со свечой в руках пошел в спальню. Проходя мимо комнаты пророка, он заглянул туда, словно хотел убедиться, все ли там в порядке. Потом запер дверь на ключ, чего раньше никогда не делал, и, шаркая ногами, пошел в свою комнату.

Утром, как обычно, старый Браун направился в столовую, но прежде решил проветрить комнату пророка. Он открыл дверь и почувствовал, как повеяло холодом. Бросив взгляд на окно, Исаак подошел ближе и увидел, что в раме нет стекла. Недоумевая, он посмотрел на кровать. Там кто-то спал.

Исаак Браун осторожно подошел к кровати и пристально всмотрелся в лицо незваного гостя. Это был мальчик лет двенадцати. Его лохматая черная голова утопала в мягкой подушке, рука в грязной рубахе лежала поверх белоснежного покрывала, на спинке стула висела рваная курточка неопределенного цвета. Старик догадался, что этот необычный посетитель проник в комнату через окно.

Резкий голос экономки вывел Брауна из раздумья.

– Где же вы, в конце концов, пропали, господин Браун? Завтрак остывает, и кофе будет невкусным!

– Идите-ка сюда! – вышел ей навстречу Браун. Экономка быстро вошла в комнату пророка.

– Что это? – пронзительно вскрикнула она.

– Тише! – остановил ее хозяин. Но мальчик уже проснулся и, протирая глаза, удивленно озирался вокруг.

– Где это видано?! – опять закричала экономка. – Этот мальчишка влез в окно, черный как трубочист, и улегся в чистую постель! А ну-ка, марш отсюда!

Рассерженная до крайности, она схватила его за рубаху и потащила с кровати. Однако Браун мягко отстранил ее:

– Оставьте мальчика в покое. Я сам разберусь с ним, а вы приготовьте ему завтрак.

Экономка недовольно посмотрела на господина, но, видя его решительность, молча пошла на кухню.

Оставшись наедине с мальчиком, Браун пододвинул стул к кровати, сел и, пристально глядя ему в глаза, сказал:

– Ну, парень, рассказывай, как ты сюда попал?

– Через окно! – хитро прищурился он и непринужденно заложил руки за голову. Браун улыбнулся.

– Это я и сам вижу! Но зачем тебе нужно было лезть в окно?

Мальчик запустил грязную пятерню в густые свалявшиеся волосы и отвел глаза в сторону.

– Мне сначала нужно подумать...

– Думай сколько хочешь, но говори только правду. Если ты решил обманывать, лучше ничего не рассказывай.

Мальчик долго молчал.

– Хорошо, – наконец согласился он. – А если я расскажу правду, вы не сдадите меня в полицию?

– Нет, – решительно заверил Браун. – Этого я никогда не сделаю.

Мальчуган испытующе посмотрел на старика, как бы убеждаясь, можно ли ему довериться. Закинув ногу на ногу, он глубоко вздохнул и серьезно сказал:

– Если вы не сдадите меня в полицию, я расскажу вам все. Меня зовут Матфей Давидс. У меня нет дома, и живу я где придется с такими же бездомными мальчишками. Едим мы тоже что придется.

При воспоминании о пище, глаза у мальчика заблестели, он судорожно глотнул слюну.

– Мы слышали, что вы живете одни, притом зажиточно, и решили вас обокрасть. Наш шеф вынул стекло и приказал мне влезть в дом, чтобы открыть входную дверь. Когда я понял, что комната заперта, хотел взять приспособление, чтобы открыть замок, и вдруг услышал сигнал об опасности. Я притаился. Прошло много времени, а отбоя не было. Я устал ждать, но выпрыгнуть в окно не решался, боялся полиции. Потом я прилег на кровать и незаметно уснул. Разбудил меня крик вашей служанки. Вот и все! – закончил Матфей и почесал затылок.

– Что же мне с тобой делать? – задумчиво произнес Браун.

– Вы обещали не связываться с полицией! – привстал мальчишка.

– Я не об этом. Полиция тут ни при чем, – успокоил его Браун. – Конечно, если ты мне не доверяешь и чувствуешь себя на улице безопаснее, я тебя не держу.

– Вы дадите мне поесть? – без стеснения спросил он. – Я голодный как волк.

– Обязательно. Ты наешься досыта. Пойди умойся и причешись как следует, а потом приходи завтракать, мы еще поговорим.

Допивая кофе, Браун сосредоточенно думал, как быть с мальчиком. Матфей смело вошел в столовую и сел на свободный стул.

– Ешь сколько хочешь, – пододвинул старик тарелку с бутербродами и налил чашку кофе. Матфей тут же принялся за еду.

– Не спеши, торопиться некуда, – добродушно подметил Браун. – Если захочешь еще – скажешь.

Вскоре тарелка опустела. Матфей откинулся на спинку стула. Браун посмотрел на повеселевшего подростка и с состраданием подумал: «Он еще совсем ребенок!».

Во дворе, громко хлопая крыльями, закукарекал петух.

– Это ваши куры? – выглянул Матфей в окно.

– Да.

– Какие красивые! А голуби тоже ваши? – кивнул он на крышу сарая.

– Мои. Они знают, что утром их будут кормить и уже ждут. Если хочешь, покорми! – предложил Браун. – Возьми вот эту коробку с зерном и позови их: «Гуль, гуль, гуль!»

Матфей выскочил во двор. Услышав знакомые звуки, птицы с шумом слетелись к нему и застучали клювом, подбирая разбросанный корм. Некоторые доверчиво садились на плечи и прямо из рук клевали зерно.

Когда коробка опустела, Матфей медленно вошел в дом. Увидев в его глазах слезы, Исаак Браун сильно удивился:

– Матфей, что с тобой?

Мальчик вздрогнул. До сих пор его никто не звал по имени. В шайке пользовались только кличкой.

– Если бы вы знали, кто я, то никогда бы ничего не доверили мне, – сдерживая слезы, признался он. – Вы про меня ничего не знаете... – Матфей немного помолчал и, как бы отвечая на немой вопрос старика, откровенно продолжил: – Я не помню своих родителей, потому что попал в воровскую шайку с пеленок, если можно так сказать... Кто мне поверит, что я хочу измениться?!

– Я, – твердо сказал Браун. – Я верю тебе. Мальчик глубоко вздохнул.

– Со мной никогда еще так не разговаривали, – доверчиво прильнул он к старику, потом вдруг резко отпрянул и беспокойно заглянул ему в глаза: – Вы не смеетесь надо мной?

– Я говорю вполне искренне. Понимаю, что тебе трудно поверить моим словам. Но я знаю Того, Кто исправляет плохих людей и делает совершенно другими. Он зовет к Себе всех, кто хочет изменить свою жизнь, и обещает успокоить и помочь. Это – Иисус Христос. Я тебе расскажу о Нем. А сейчас сбегай в лавку и купи масла! Вот тебе деньги. Матфей с недоумением посмотрел на Брауна:

– Вы не боитесь, что я удеру?

– Нет. Ну, иди же! – подтолкнул его старик.

Матфей опрометью выскочил из дома и через минуту скрылся из виду. Браун тут же преклонил колени и стал молиться:

– Боже, сделай сердце этого бездомного мальчика восприимчивым к Твоим словам, помилуй его!..

Когда запыхавшийся Матфей вихрем влетел в дом, старый Исаак стоял у окна.

– Вот масло, – Матфей протянул сверток.

– А это сдача. Посчитайте!

Браун пересчитал деньги и кивнул в знак одобрения. Затем он выдвинул ящик стола и положил туда сдачу. Наблюдая за стариком, Матфей сиял от счастья: все-таки есть человек, который доверяет ему!

– А теперь, Матфей, давай поговорим, – предложил Браун, присаживаясь в кресло.

– Как ты думаешь жить дальше?

Мальчик неуверенно пожал плечами.

– Жизнь, к которой ты уже привык, к хорошему не приведет. Каждому человеку, в том числе и тебе, придется предстать перед справедливым, всемогущим Богом и дать отчет за все свои дела. Воровство – это грех. И за грех будет судить Сам Бог, а не полиция. Бог о тебе знает все.

Матфей слушал очень внимательно. О Боге ему еще никто не рассказывал, и он никогда не думал, что кто-то может знать о нем все.

– Может, ты останешься жить у меня? Матфей удивленно вскинул голову.

– У вас? Остаться у вас? Это серьезно?

– Вполне серьезно, – ответил Браун. – Мне нужен мальчик, которому я мог бы доверять... Моя экономка уже старая, и ей трудно вести хозяйство. Я уже давно думал подыскать ей кого-нибудь в помощники. Если ты захочешь остаться у меня – я буду очень рад.

– Нужно подумать, – сказал Матфей, и тень беспокойства скользнула по его лицу.

– Хорошо. Я тебя не тороплю. Можешь оставаться у меня сколько тебе нужно. Пусть Бог поможет тебе правильно решить этот вопрос.

На следующий день, едва только занялась заря, в спальню Исаака кто-то несмело постучал.

– Извините, господин Браун, – заглянул Матфей в приоткрытую дверь.

– Проходи, проходи, – приветливо пригласил старик.

– Я решил остаться у вас...

– Да благословит тебя Господь, мой мальчик!

– Значит, я буду жить у вас? – все еще не веря своему счастью, переспросил Матфей.

– Да, конечно! Теперь ты будешь жить здесь, – дрогнувшим от волнения голосом подтвердил Браун.

Экономка с недоверием восприняла эту удивительную новость.

– Господин Браун, что это вы придумали? Этот сорванец разузнает все ходы в доме, и в один прекрасный день вас ограбят! – возмущалась она. – Я просто не понимаю вас! Нельзя же быть таким доверчивым!

Матфей оказался исполнительным и трудолюбивым мальчиком и с удовольствием выполнял все поручения. И все же ему трудно было оставить привычки прежней беспризорной жизни.

Старый Браун всячески старался помочь Матфею и без упреков направлял его на путь спасения. Он неизменно молился о нем Богу и каждый день читал что-нибудь из Слова Божьего.

Прошло несколько недель, и Браун заметил, что Матфей стал каким-то задумчивым и печальным.

– Отчего ты грустишь? – присаживаясь рядом, поинтересовался старик.

– Я думаю, что будет со мной, когда Бог потребует отчета за все мои дела?

Браун давно ждал этого вопроса.

– Это Дух Святой обличает тебя, мой мальчик, и твоя совесть волнуется. А чтобы она успокоилась и в сердце настал мир, нужно покаяться перед Богом, то есть рассказать Ему о всех своих грехах и попросить у Него прощения. Бог непременно простит и поможет тебе жить свято, потому что Он пострадал за грехи всех людей. Только в это нужно поверить.

– Я хочу покаяться. Помолитесь со мной! – попросил Матфей.

Они склонились на колени. Матфей исповедал перед Богом все свои нечестные дела, попросил у Него прощения. Это была его первая молитва. Слезы неудержимо бежали по щекам. Браун тоже плакал.


(Продолжение следует)

Из книги «Детский Друг»


Газета "Христианин" 02(54)2014


© 2008-2012