Главное меню

Последние статьи

Случайные статьи

Авторские права
Все авторские права на статьи принадлежат газете "Христианин".

При любом использовании материалов сайта, ссылка на christianin.net.ru обязательна.

Редакция не всегда разделяет мнения авторов материалов.



Ссылки






Украина онлайн

wwjd.ru: Христианская поисковая система.

Церкви.com

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.
Газета "Христианин" (Украина, Херсонская область, г. Новая Каховка) приветствует Вас!

На этом небольшом сайте вы сможете прочитать некоторые статьи из нашей газеты, а так же скачать её электронную версию.

Где ты, счастье?

Дорогой читатель! Возможно, прочитав это свидетельство, кто-то меня осудит, подумав, что для такой действительно оставался один только Бог, кто-то заплачет, узнав во мне своих детей или внуков, а кто-то просто посмотрит на небо и прославит Всемогущего Бога за Его великую милость к грешникам и воздаст хвалу за великие чудеса, ибо наш Бог живой и действенный и до сего времени.


Родилась я в 1979 году в селе Музыковка Белозерского района Херсонской области в семье атеистов. В течение пяти лет после моего рождения мы часто меняли место проживания. Моя мама педагог, а в селах их всегда не хватает. Папа у меня слесарь и очень доброй души человек, потому за "калымы" деньги не брал, да и не модно было тогда так расплачиваться. Все обходилось бутылкой спиртного – так дешевле. Но не о родителях хочу рассказать, они у меня очень хорошие. Раздоры случаются во многих семьях, поэтому назвать нашу семью неблагополучной я не могу. Родители меня любили, для них я была счастьем и скрепляющим звеном в семье.

Так проходило мое детство. Мы с мамой в очередной раз переезжали, с надеждой, что на новом месте нам повезет, и мы заживем счастливо, но все оставалось по-прежнему.

С самого рождения меня хранил Господь. Еще совсем маленькой я чуть не упала на раскаленную печку, (бабушка уложила внуцю спать на лежанке). Отделалась лишь большим ожогом на ноге, на которой до сих пор есть шрам, как доказательство случившегося. Дважды болела воспалением легких. Болезнь была серьезной. Врачи говорили, что я родилась в "рубашке". Да не знали они, что не "рубашка" уронила меня.

Так как ребенок в семье я первый и желанный, то вся любовь родителей была отдана мне. Росла я девочкой послушной, во всем старалась угодить маме и папе, только не долго так было. Я была одинока и сильно страдала от этого. Дружить со мной никто не хотел. "Дочка училки" – было как клеймо на мне. В школе нужно быть примером во всем: и в учебе, и в поведении, и в одежде. Это, конечно же, выделяло меня среди ровесников. Постоянные насмешки, издевательства пробуждали во мне что-то злостное и бунтарское. А как же сильно хотелось любви, счастья, мира, добра... Но где же все это? Чтобы меня не задирали, должна защищаться. Но как? Я не могу. Постоянный страх преследовал меня. Ужасно не хотелось идти в школу. Во мне выработался комплекс неполноценности. "Ты некрасивая", "ты никому не нужна", "ты бедная", "ты мамина доця".

И вот однажды этот наболевший пузырь лопнул. И последствия взрыва были очень тяжелые. Совсем недавно добродушная и послушная Иришка превратилась в наглую, дерзкую девчонку, которая во всем стала перечить своим родителям. Стала срывать уроки, получать двойки, кричать на маму при учениках. Этим я хотела показать свою независимость, – и у меня появились друзья.

Друзья... Кто такие друзья? Мне хотелось бы спросить дорогого читателя, имеете ли вы друзей, и являются ли они настоящими? Или это друг до первой проблемы, до первой беды. Я могу с твердой уверенностью заявить, что друзей настоящих не бывает. Вы можете иметь общие интересы, но когда они окажутся разными, ваши дороги разойдутся. И пусть мне доказывают обратное, я могу привести множество доводов сказанному. Единственные люди, которые заботятся о вас по настоящему – это родители. Вы можете недоверчиво улыбнуться, но это действительно так. За свою юность я очень много заставляла мою маму плакать, но каждый раз, когда меня оставляли все, рядом была она, не смотря ни на что всегда готовая мне помочь.

Кто-то подумает, что мне просто не везло. Нет! Ошибаетесь. Это зависело не только от меня, а и от окружающих людей. Господь сказал: "Лукаво сердце человека и крайне испорчено". И кто может спорить с этими словами.

Мама... Она так долго терпела, но, к сожалению, и ее терпению пришел конец. Поздние возвращения домой, вещи пропитанные сигаретным дымом, запах перегара, частенько и разбитое лицо дочери выводило родителей из-под контроля. Папа пытался образумить кулаками. Я же только ожесточалась и поступала еще хуже. Мама надеялась пробудить во мне жалость и уговаривала со слезами начать новую жизнь. Я не достигла еще совершеннолетия, а меня уже просили задуматься о новой жизни. И все напрасно. Мне нравилось, как я живу. Независимость – вот к чему я стремилась. Свобода – это моя цель. И с этими лозунгами я шла вперед, не зная, что в конце моего пути меня ждет ловушка. Сигареты, алкоголь, вызывающий вид, надменный взгляд – это только видимость, чтобы окружающие тебя люди увидели, какая ты взрослая.

"Я уже не маленькая, я давно выросла. Многие мальчики смотря на меня и находят весьма привлекательной" – так думает каждая девчонка-подросток. Ни одна из вечеринок не должна пройти без алкоголя. В конечном итоге кто-то с кем-то подрался, что-то своровал кто-то вообще не знает, как добрался домой, кому-то еще долго будут сниться звериные глаза "друга", раздиравшего одежду на незнакомой подруге. Утро будет еще ужасней, потому как соберется та же компания, пара новеньких, и будут вспоминать прошедший вечер с радостью, со смехом, всем сердцем гордясь происшедшим. Но чем гордиться, чем хвастаться? Через это прошла и я. Но одно чувство не покидало меня, чувство того что я лечу в пропасть. А это и была вышеупомянутая ловушка. Мне хотелось закричать: "Стоп!". Но какой-то голос говорил мне: "А стоит ли? Стоит ли вообще жить?" И здесь у меня возник вопрос: зачем я живу? Жизнь – это наказание. Мать, это ты виновата! Я не просила жизни, зачем ты меня родила?

Это была первая попытка покончить жизнь самоубийством и, к сожалению, не последняя. Первый раз обошлось промыванием желудка, второй раз встречную машину вывернуло с дороги и закончилось лишь скандалом с водителем.

Одиночество. Не смотря на то, что у меня были друзья, одиночество убивало меня. Предательство, измена, ненависть, ложь, много лжи, коварство, сплетни, все это и многое другое сопровождало меня. А в голове одно: "Зачем жить?"

Однажды, придя домой с очередной прогулки, я обратила внимание на своих давно нелюбимых родителей. Папа похудел, стал очень много курить, плохо спит. А волосы... Как он сильно поседел. У мамы какие-то таблетки появились на столике. И никакой реакции на меня. Они устали. Припомнились слова матери после последнего скандала: "Лучше бы ты не родилась!" И снова в ушах та же фраза: "Зачем мне жить?!"

...Это была последняя попытка расстаться с жизнью. Проглотив большую партию сильнодействующих таблеток, я приготовилась умирать. Но никогда не думала, что умирать таким путем очень страшно. Тело мое начало ломить. Руки и ноги полностью отказались меня слушаться. Я не могла владеть телом, по которому, казалось, ползало множество тараканов. Было очень больно, но я ведь этого хотела.

Разум оставался не помутневшим, я соображала, где находилась, и четко слышала разговоры моих новых друзей, не знающих, что со мной делать, оставлять здесь или отнести домой.

Меня уже уносило в небытие. Какой-то длинный туннель, темный, холодный, и огромная сила, втягивающая туда. "Мне все равно. Скоро конец". Слышу голос одного из друзей: "Ты не умрешь, глупая, останешься жить, но будешь калекой. Кому ты тогда будешь нужна?" И как только слова эти были произнесены, я увидела в конце туннеля чью-то руку, манящую к себе. Она была страшной, противной. Я услышала жуткий смех. "Все!"

Я встрепенулась...

Хочу напомнить читателю, что родители мои были атеисты. О Боге у нас ничего хорошего не говорили. Над Ним мы насмехались. "Выдумки забитых людей" – так считали. Но было одно "но", которое и перевернуло мою жизнь.

В нашем селе Богдановка появились "сектанты" (мы их так называли) или "баптисты" – все равно страшные люди. Позже я узнала, что вера у них евангельская, что они пятидесятники, и что даже в Библии о них написано в Деяниях Апостолов во второй главе. Так эти баптисты мало того, что нашу любимую куму в секту затянули, так и лучшего друга Ваську с его мамой баптистами сделали. Вася ведь человеком был.

На дискотеке лучше всех танцевал, было с кем выпить, покурить. Теперь все, пропал. Так вот этот друг Вася и заходил в нашу компанию, только уже не выпить, а о каком-то Боге рассказать. Смеялись мы над ним, другой дорогой обходили, анекдоты пошлые о нем сочиняли. А он молился. Однажды встретил и говорит: "Ира, остановись. Посмотри на себя, на кого стала похожа. Иди к Иисусу, спасай себя". Приду домой, гляну в зеркало, лицо серое, глаза красные, мутные. Ничего ты, баптист, не понимаешь. Нету Бога. А когда увидела руку нечестивого, испугалась, сразу поверила, что в ад иду. И вот здесь я закричала: "Господи! Я хочу жить!" Мне стало немножко легче, боль начала уходить, стало холодно – значит живу!

На этом можно было бы сказать: все, ты стала верующей. Нет! И не думала. Для меня это была очередная случайность. Еще полгода я бродила по кабакам, дискотекам, но ничего уже меня здесь не привлекало. Двадцатилетие отпраздновала в баре. Напоила всех моих прекрасных друзей. После чего еще долго отдавала долги. Новый год – опять же в баре, а где еще? Другого места нет. Да к тому же там так хорошо, уютно и все тебя так любят, когда ты угощаешь, в долг даже дают – настоящие друзья. "Ну и что, Ира? Ты этого хотела, к этому стремилась? Родители тебя не трогают, делаешь что хочешь. Почему же ты не радостна? Друзья презирают? Ну и пусть. Тебе то что? Они всегда такими были". "Я не хочу этого! Что мне делать?!" Возможно именно этого вопроса от меня и ждал Господь.

Вспоминаю холодный морозный вечер. Идти никуда не хотелось. Уже две недели сидела дома, надеялась, что будет лучше. Только вышла на улицу, как встретился "баптист" Вася. Пойдем, говорит, ко мне, посидим, поговорим. Как сейчас помню – это была пятница 27 января 2000 года. Мы долго говорили. Я задавала много вопросов, только теперь не для того, чтобы над ним после посмеяться. Не могу не вспомнить о Васином друге, который гостевал у него тогда. Ведь он был первым человеком, который спросил, какой смысл моей жизни? Это было то, чего я не знала. Смысл жизни. Для меня он был утерян, как и для многих других парней и девчонок. Зачем жить, зачем учиться, зачем копить деньги? Машина, дача, посаженное дерево, дети, которые портят нервы... Зачем все это? Чтобы после умереть и все?

И этот друг Вадим сказал:

– А я знаю, для чего я живу. Мою жизнь мне даровал Господь, как и твою тебе. Разница между нами в том, что я служу Богу, а ты – врагу. Мой конец будет прекрасен – вечная жизнь с моим Господом на небесах, где не будет подлости, обиды, ненависти. Там будет совершенный мир и любовь, чистая и прекрасная. Конец же врага и его служащих – вечные муки.

Я сидела в недоумении. Взрослый человек и верит во все это. Глаза ясные и какой-то таинственный в них огонь. Он верил в то, о чем говорил. И если это правда, то меня ожидают вечные муки. Вечность – это не 6 или 7 лет моих нынешних мучений – это вечность.

Впервые я проявила инициативу сходить к "сектантам" на богослужение. Видели бы вы меня тогда. Шла такими закоулками, чтобы никто не видел меня, стыдно ведь. Извращенный стыд. Пьяными по селу ходить не стыдно, а в церковь пойти – стыдно. Всю дорогу я думала, зачем туда иду. И у самых дверей оцепенела, не могла сделать ни шагу. Сам Господь тогда дал мне силы, и я вошла. Помню: небольшое помещение, лавочки, кафедра. Село у нас маленькое, потому знали друг друга в лицо. "Хорошо, что свет по селу отключили, – подумала я, – никто меня не заметит. Села на самую последнюю лавочку в уголку. И вдруг запели гимн:


Прости меня, Боже, прости я молю,

Прости, что так поздно к Тебе прихожу.

Прости, что я раньше тебя не познал,

И друга иного искал.


Дорогие мои! Вы не можете себе представить, что творилось со мной. Служение длилось полтора часа, и все это время я плакала не переставая. Ничего не слышала из сказанного в тот вечер, ни одной проповеди. Я плакала не поднимая головы. Впервые став на колени, мне не хотелось с них подниматься. "Я грешница, страшная грешница. Прости меня, Иисус". У меня не было сомнений на счет того, есть Бог или нет. В тот вечер я твердо знала, что Иисус есть на этом месте, и только Он может мне помочь. Служение закончилось, а боль не прекратилась. Но что-то новое появилось во мне. Я не вышла из того дома, а выбежала. Мысли, сплошные мысли одолевали меня. "Что со мною? Что делать? Мне больно, больно от мучавших меня грехов. Ведь я грешница!"

Хотелось побыть одной, но не тут-то было. На следующий день, в субботу, обо мне вспомнили мои друзья. Была команда отъезжать на очередной пикник. Хочу заметить, что до этого я просидела дома около двух недель, а мне никто даже привет не передал. Во мне началась борьба. Что делать? Но что-то новое, только зародившееся внутри меня подсказывало: "Обман! Беги!" И я убежала. Я бежала от прежней жизни, бежала от своих друзей, бежала от зависимости. "Я не хочу так больше жить, Иисус!"

В воскресное зимнее утро встала первой. Одела мамину длинную юбку, потому как у самой были только брюки и 'набедренные повязки" (так называл папа мои юбки). Никто мне не говорил, как нужно одеваться. Во мне говорила совесть, некогда мною забытая. Только сейчас я стала слышать ее нежный голос. Нужно умыться и больше не краситься. Но как? Я не могу! Уже шесть лет я даже сплю с накрашенным лицом. Мои родители забыли, какая я настоящая. А если я умоюсь... Ведь я некрасивая!!! Еще долго стояла возле зеркала и, осознав, что зависима от косметики, ужаснулась. "И что, из-за этого я потеряю вечную жизнь? Нет, не будет этого. Пусть буду страшная, зато с Иисусом". Приняв окончательное твердое решение, умылась и пошла на служение.

В молитвенном доме было светло и уютно. Меня встретили радостные лица, ведь все Васины родственники молились за меня. Началось служение. Сегодня я слышала все проповеди. Проповедники были из города, и потому знать меня не могли, но не смотря на это, говорили об одном: "Примирись с Богом!" Снова слезы, непрерывные слезы. Казалось, что во мне собрались все слезы мира. И вот призыв: "Кто хочет отдать свою жизнь на служение Господу Иисусу и покаяться в своих грехах, выйдите вперед, мы будем за вас молиться". Тишина... И полилась нежная музыка, все запели:


Неужели уйдешь,

Неужели уйдешь,

Неужели уйдешь

Ты не приняв Христа?


А во мне шла война. "Не сейчас, подожди, попозже, ты молодая", -голос звучал во мне. Я стала просить Бога продлить время, чтобы я могла собраться с силами и выйти вперед. И, о чудо, спели еще один гимн, никто не расходился, спели еще, и снова тишина, никто не уходит. Все в недоумении, что происходит, почему не хочется уходить? Ведь никто не знал, о чем я просила Господа. И вдруг поднявшись со слезами, я вышла вперед. Упав на колени, я ничего не могла сказать иного, как только: "Господи, прости, Господи, прости!" Лишь переживший подобное, сможет понять мое состояние после молитвы. Все новое... Все. Я новая, мир новый. Шла домой – небо новое, новое. Такое прекрасное, голубое-голубое.

30 января 2000 года. Эта дата стала для меня новым рождением. Мне хотелось кричать на весь мир: "Люди! Меня любит Христос. Я спасена, люди! Бог есть!" Казалось, увидев произошедшее со мной, все те, кто знал меня, падут и преклонятся пред Вечным Богом. Ведь для всех я была отброском, законченным человеком. А Бог не погнушался, спас меня.

Но ничего такого не произошло. Поначалу и родные и "друзья" ждали срыва, а позже привыкли. Сейчас спросите моих родителей, нравится ли им вера и убеждения их дочери? Я знаю, что они ответят да. Ведь неведомый Господь подарил им дочь, которую они потеряли. Я верю, что скоро, очень скоро и они придут к Господу со смиренным сердцем.

Друзья?.. Не знаю. Возможно, прочитав это свидетельство, они вспомнят прожитые годы со мной, всю ту нечистоту, о которой мне стыдно вспоминать, и задумаются над собственной жизнью.

Не думайте, пожалуйста, что в спасении нуждалась лишь я. "Все согрешили и лишены славы Божьей". Знаете ли вы, когда наркоман понимает, что он в "системе"? Тогда ли, когда куски гнилого мяса начинают отпадать от его тела? Когда блудница осознает себя грешницей? Когда переживет несколько абортов, когда ее медицинская книжка будет исписана заключениями о различных заболеваниях, хуже всего ВИЧ-инфекциях или даже СПИДе? Может тогда? Алкоголик, пропивший все, что имел, вплоть до жены и родных детей, признает ли себя грешником? Никак нет. Все они нормальные в собственных глазах. И потому я молю Бога, чтобы крик моего сердца дошел и до ваших сердец. Остановитесь! Люди, подумайте, какой будет ваш исход. Современные парни и девушки! В какой из этих списков хотите попасть вы. Можете обмануть всех вокруг, но не обманывайте себя. Вы несчастны, вы одиноки. А те, кто называет себя друзьями, в конце концов предадут вас, когда ваши желания разойдутся. И тогда вы увидите непонимание, ненависть, презрение, все то, что далеко не взаимосвязано с понятием "дружба".

Есть один только настоящий и верный друг – это Иисус, распятый за твои грехи и воскресший, чтобы вечно жить и дать вечную жизнь тем, кто поверит в Него. Сделайте шаг ко Христу, шаг к Свету. Спешите, родные, спешите. Ведь никто из вас не знает, когда оборвется жизни нить.

Может у кого-то из читателей возникнет личный вопрос ко мне, может кто-то переживает сейчас те же трудности, что когда-то постигли меня и ему не с кем поделиться, не кому довериться. Пишите. Я с Божьей помощью постараюсь ответить на все ваши письма.

Ирина ДОЛГИХ


Газета «Християнин» 02(11)2003


© 2008-2012