Главное меню

Последние статьи

Случайные статьи
На березі духовного Рубікону…
просмотров: 430
«Юношеских похотей убегай» (Что такое целомудрие)
просмотров: 4040
Конференція (з 28 по 30 березня 2007)
просмотров: 2932
«Помни путь, которым вел тебя Господь»
просмотров: 1673
Морские стези
просмотров: 819
Подяка
просмотров: 2361
Твій айсберг у дорозі
просмотров: 3095
Вера победившая мир
просмотров: 1625
Д.В.Р.
просмотров: 2564
Небольшой юбилей, №40
просмотров: 2123

Всего статей: 665


Авторские права
Все авторские права на статьи принадлежат газете "Христианин".

При любом использовании материалов сайта, ссылка на christianin.net.ru обязательна.

Редакция не всегда разделяет мнения авторов материалов.



Ссылки






Украина онлайн

wwjd.ru: Христианская поисковая система.

Церкви.com

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.
Газета "Христианин" (Украина, Херсонская область, г. Новая Каховка) приветствует Вас!

На этом небольшом сайте вы сможете прочитать некоторые статьи из нашей газеты, а так же скачать её электронную версию.

Гибель «Титаника»

В апреле 2012 года исполнится 100 лет со дня отплытия в свое первое и, к сожалению, последнее путешествие великолепного парохода «Титаник», грустная повесть которого описана ниже. Вы спросите: «Зачем рассказывать уже и так всем известную историю?» Я соглашусь с тем, что даже школьникам хорошо известно это печальное событие, но прошло уж столетие с тех пор, а люди так и не научились извлекать полезные уроки. Сегодня человечество живет очень беспечно, мало, кто задумывается о спасении своей души. Мир стремительно мчит на свой «айсберг», о который разобьется вдребезги, но Милосердный Бог еще неоднократно посылает свои предупредительные сигналы о неминуемой катастрофе. Дорогой друг, прислушайся к ним, не закрой свои духовные уши, ведь завтра может быть уже слишком поздно…

* * *


Одним из первых по времени постройки пассажирских пароходов-гигантов был «Титаник». Он был, бесспорно, мировым чудом техники. 10 апреля 1912 года этот великолепный морской дворец тоннажем в 46 тысяч тонн, длиною 280 метров, шириною 30 метров отправился в свое первое путешествие из Англии в Нью-Йорк. Намереваясь приобрести голубую ленту, то есть признание его самым быстроходным пароходом на Атлантическом океане, «Титаник» избрал для себя более северный и более короткий, но зато и более опасный курс.

«Титаник» был самым большим и быстроходным судном, к тому же, он был построен так прочно, что считали его совершено безопасным. Крепкое двойное дно служило гарантией спасения даже при очень сильных повреждениях, а трюм был разделен на шестнадцать независимых друг от друга частей так, что при проникновении воды в одну из них все остальные оставались в безопасности. Спасательные лодки тоже были новейшего образца. Одним словом, ум человеческий предусмотрел все, чтобы переезд из Европы в Америку и обратно сделать удобным, скорым и безопасным.

На пароходе находилось 2224 человека. В роскошных салонах первого класса ехали известнейшие люди того времени, а в третьем классе, под низшей палубой, направлялись в Америку 705 эмигрантов.

Был воскресный день, 14 апреля. Стояла хорошая и ясная погода, и спокойная поверхность океана не предвещала ничего недоброго. Пассажиры находились еще за завтраком, как вдруг около девяти часов утра принята была радиограмма такого содержания: «Капитану «Титаника». Более западные пароходы сообщают, что на пространстве 42 градуса северной широты и от 49 до 51 градуса западной долготы все чаще появляются ледяные поля и горы». После обеда радист Брайд внимательно принимал сообщения с ближайших к «Титанику» пароходов и им отвечал. Пароход «Калифорния» предостерегал, что три ледяные горы пересекают путь, по которому идет «Титаник». Брайд остался невозмутим, даже не сообщил об этом капитану. В 1-м часу 42 мин. пароход «Балтик» повторил то же предостережение, указав, что опасность встречи с ледяными горами приближается. Радист передал сообщение капитану парохода Смиту, который, не приняв никаких предупредительных мер и ничего не сказав, вручил радиограмму директору пароходного общества Брюсу Исмай, тот равнодушно сунул ее в карман, продолжая свою прогулку по палубе. Лишь вечером в 7 часов 15 мин. капитан попросил директора отдать ему радиограмму и вывесил ее в каюте офицеров Титаника. Пассажиры тем временем веселились. В театре, в кафе, в гимнастических, игорных залах было большое оживление. Ужин удался на славу!

Наступил тихий и ясный вечер. Прогулка по палубе доставляла большое удовольствие; все было так мирно, спокойно и надежно, ведь «Титаник» не мог затонуть. На капитанском мостике второй офицер Лайтоллер был сменен первым офицером Мардоч. Однако в 10 часов вечера были получены одно за другим пять тревожных сообщений, снова и снова повторявших известие о близости ледяных гор. Были приняты некоторые меры: офицеры считались с тем, что пароход в любой момент может оказаться в опасной зоне, но, тем не менее, «Титаник» продолжал мчаться вперед, со скоростью 22 узлов, то есть более 40 км в час. С наблюдательной вышки два матроса всматривались в ночную тьму, а ночь становилась все более пасмурной и черной, и звезды на небе скрылись. Первый радист Филлипс разбудил Брайда, так как с парохода «Калифорния» поступила новая радиограмма: «Внимание! Мы окружены ледяными горами и должны были остановиться», а через несколько мгновений, в 11 часов 40 мин. ночи, чудовищных размеров белая, окутанная туманом, холодная, ледяная гора, стала пересекать путь царственного «Титаника». Моряки все еще не верили своим глазам, но это была настоящая и грозная действительность. Матрос, стоявший на часах на носу парохода, сказал по телефону рулевому, что ледяная гора загородила путь. Раздались тревожные звонки, пароход начали тормозить, стрелки манометров стали на слове «СТОП», а затем передвинулись на слово «НАЗАД». Рулевой употреблял все усилия, чтобы спасти пароход от неминуемого столкновения, но было уже слишком поздно! Произошло, однако, как бы легкое сотрясение, незначительные кусочки льда упали на переднюю часть одной из палуб. «Титаник» стал. Капитан Смит выбежал из своей каюты и закричал:

– Кто остановил пароход?

– Ледяная гора, господин капитан! – ответил Мардоч, – Я приказал закрыть нижние камеры.

В некоторых каютах первого и второго класса засветилось электричество, сонные пассажиры стали глядеть через оконца дверей, некоторые из них спрашивали: «Почему мы остановились?» Прислуга отвечала: «Не знаем, но думаем, что ничего особенного не случилось». В курительном зале сидели четверо за игрой, вдруг они почувствовали легкое сотрясение, и тот час же увидели за окном блестящую, огромную ледяную массу, достигавшую 80 футов высоты, однако их это не тронуло, ведь «Титаник» не мог затонуть, даже на палубу они не вышли, чтобы посмотреть, а просто продолжали игру. Но там, внизу, в машинном отделении, рабочие механики очень скоро убедились, что дело было плохо. Рана, нанесенная «царю океанов», была смертельной. Острый ледяной край горы пробил огромную, зияющую брешь в 300 футов размером. Шесть водонепроницаемых переборок были пробиты, и вода с силой заливала трюмы. Тем не менее, служащим дано было приказание скрыть истинное положение вещей от пассажиров. Когда вода стала заливать котельные помещения, кочегары появились на палубе, однако большинство пассажиров все еще не подозревали, что пароход тонет. Удар о ледяную гору был слабым и никого не встревожил. Многие к тому же спали сладким сном в своих теплых и уютных каютах. Впрочем, кто мог думать о смерти в такую тихую приятную ночь, «Титаник» затонуть ведь не мог, а тем временем он посылал в темную ночь свой вопль о спасении.

12 часов 25 мин. Вода просачивалась уже в помещения для матросов. Насосы работали безустанно, с быстротой отчаяния, но вода прибывала и заливала пароход все больше и больше. Положение становилось безнадежным, нужно было начать думать о спасательных лодках. Принялись готовить их к спуску, и теперь предчувствие гибели овладело частью пассажиров. Возник беспорядок, экипаж не знал, кто к какой лодке приставлен.

12 часов 30 мин. Раздалась команда: «Женщины и дети к шлюпкам!» Служащие будили не проснувшихся еще людей. Велено было всем надеть спасательные пояса. В смертельной тревоге некоторые все еще доказывали, что «Титаник» не может затонуть. Другие смеялись при виде суматохи, будучи уверенными, что «Титаник» действительно не может погибнуть. На помощь ему отправился пароход «Темпль», а потом и «Карпатия», который вскоре сообщил, что прибытие затруднительно. Многие пароходы стали менять курс, но не один не смог прибыть на помощь. Радист «Калифорнии» почему-то снял как раз в это время свои слуховые трубки и отвернулся, так что вовсе не слышал призыва «Титаника», хотя находился от него всего лишь в 12 милях (22 км).

12 часов 45 мин. Мардоч с искривленным от волнения лицом старался казаться равнодушно-холодным. Он распорядился спустить лодку №7. Женщины не желали садиться в нее и довериться темному океану, сплошь покрытому громадными ледяными массами. Оставить безопасный теплый пароход, где всем было так хорошо и приятно, и перейти на крошечные шлюпки было страшно, ведь «Титаник» не может затонуть. Мужчины старались ободрить женщин, доказывая, что делается все это лишь на всякий случай, что повреждения судна незначительны и что к завтраку все опять будут вместе. Медленно и неохотно приближались люди к спасательным лодкам и только на корме стали все громче раздаваться крики возмущенных эмигрантов из нижних помещений третьего класса. И вдруг острый свист, ослепительный луч ярко осветил ночь, была выпущена ракета, и дождь искр посыпался на темную воду, за ней другая, третья. Вдруг заиграла веселая музыка, как если бы никому ничего не грозило, спустили лодку № 6, в ней было всего 28 пассажиров, хотя предназначена она была для 65. Трудно было ее заполнить за неимением желающих. Людям по-прежнему казалось, что происходит какое-то комическое недоразумение, ведь «Титаник» затонуть все равно не может, а команда парохода легкомысленно поддерживала эту веру и не добивалась, чтобы лодки были заполненные до нормы.

Час ночи. Вода поднимается все выше, нос «Титаника» медленно уходит вниз, на бортах трещат канаты, посредством которых спускают лодки. Сквозь гам и шум слышны звуки играющего оркест­ра. Шлюпка №1 специально для миллионеров, рассчитанная на 40 человек, спускается на воду, в ней всего 12 знатных пассажиров первого класса, а на корме среди эмигрантов начинается бунт, причем все они сразу стараются пробраться к лодкам, то тут, то там на головы обезумевших эмигрантов опускаются железные кулаки матросов. Раздаются выстрелы в воздух и паника немного стихает. Ракеты все чаще освещают ночное небо. К лодкам все больше стало протискиваться людей, теперь никто уже не сомневался, что «Титаник» гибнет. Он сидел глубоко в воде. Среди женщин начался плач и отчаянные, истерические крики стали оглашать воздух. Многие жены не хотели спасаться без мужей, которых в лодки не пускали. Не хватало и лодок, и только тогда офицеры поняли, что совершили роковую ошибку, спустив на воду лодки, в которые можно было поместить в два-три раза больше пассажиров. Корма парохода все больше поднимается вверх, большой пароходный винт все больше высовывается из воды. Спущенным лодкам дается распоряжение приблизиться, чтобы принять новых пассажиров. Лодки приблизились, но нельзя открыть люки, чтобы спустить с парохода людей. Вода все поднимается, а музыка по-прежнему играет.

1 час 30 мин. Снова спускают лодку. Один из офицеров должен был выстрелить из револьвера, чтобы удержать в повиновении людей. Какая-то женщина пыталась взять с собой громадного бульдога, когда ей это запретили, она возмущенная вышла из лодки, чтобы погибнуть вместе с собакой. Обычно улыбающееся лицо художника Миллета было искажено гримасой, тем не менее, он накидывает на плечи уезжающим женщинам платки и пледы и машет им вслед рукой. Вениамин Гутенгай, одетый в великолепный вечерний костюм, улыбается и говорит: «Мы оделись по-лучше, чтобы пойти ко дну джентльменами!» Так он успокаивал женщин. Майор Гуд усаживал женщин в последнюю лодку, отдавая им честь по-военному. Госпожа Штраус, стоявшая одной ногой в лодке, вдруг вернулась к мужу, говоря: «Столько лет мы прожили вместе, пойду туда, куда ты пойдешь!» Миллионер Астор поместил свою молодую жену в лодку, отошел в сторону, пристукнул сигаретой о ноготь и сказал: «До свидания, дорогая, увидимся после…»

1 час 45 мин. Передняя палуба уже скрылась под водой, а корма поднимается высоко-высоко. В котельном помещении кочегары поддерживают огонь, чтобы дать радисту возможность не прерывать сигнализацию. Может быть, все же кто-то услышит и прибудет вовремя. Часть рабочих все еще занята выкачиванием воды, наконец, и кочегары бросают работу.

Лодки приняли всего 724 человека, остались на пароходе 1500 человек: одни молились, другие дико кричали, третьи бросались в воду. В каюте радиста Брайд бросил спасательный пояс Филлипсу, своему товарищу, сидевшему при аппарате и продолжавшему сигнализировать: «SOS, SOS, спасите, спасите!» В поисках спасательных поясов, которых оказалось мало, вскочил к ним один из кочегаров, страшный, почерневший от угля и дыма, обезумевший от страха и, схватив пояс геройски работавшего радиста, Брайд бросился за ним и оглушил его бруском какого-то железа. А в тоже время наверху, на высоко поднявшейся корме, вдруг раздались звуки христианского гимна. Оркестр играл: «Ближе, Господь, к Тебе, ближе к Тебе! Хотя б крестом пришлось подняться мне, нужно одно лишь мне – ближе, Господь, к Тебе, ближе к Тебе. Когда земную жизнь окончу я, когда во славу Ты введешь меня, вечная радость мне – ближе, Господь, к Тебе!» Только несколько человек подхватили припев. Звуки музыки смолкли. Некоторые молились, преклонив колена на заколебавшейся палубе. Какая-то женщина бродила по воде, покрывавшей палубу, и продолжала кричать: «Спасите меня, спасите!» Какой-то мужской голос отозвался издали: «Милая госпожа, сама себя спаси! Теперь тебя может спасти только Бог!» Вода доходила уже до капитанского мостика, где невозмутимо стоял капитан в ожидании гибели парохода. Он знал, что честь моряка требует его смерти. А ведь совсем недавно Эдвард Смит с гордостью говорил: «Сам Господь Бог не смог бы потопить этот корабль!»

2 часа 12 мин. Еще продолжают звать на помощь. «Калифорния» вдруг услышала отчаянные сигналы, потом наступила тишина. Радиотелеграф замолк, свет на пароходе погас.

2 часа 18 мин. Мужчины бегали взад и вперед по темной палубе и мосткам, и бросались в океан, волны которого перекатывались через верхний конец гибнущего парохода. Громадная корма поднималась высоко к небу, как некий чудовищный левиафан. Находившиеся в передней части палубы люди были смыты водой в пучину, огромная передняя труба сломалась и с грохотом упала в воду, убив несколько сот человек, которые могли бы продержаться на воде довольно долго. Титаник доживал последние мгновения, погибая теперь от собственной тяжести. Темный остов его медленно погружался в мрачную могилу, сначала тихо, а потом все быстрее и быстрее.

2 часа 20 мин. Самый большой пароход мира пошел ко дну. Среди ночного мрака люди, находившиеся на спасательных лодках, услышали продолжительный шум, как бы непрерывный страшный вздох умирающего гиганта и вой сотен гибнущих людей. Вдали от опасного водоворота, лодки могли теперь заняться спасением уцелевших в волнах людей, в особенности же хорошо плавающих офицеров и остального экипажа, но люди просто озверели. Сотни их все еще подплывали к лодкам, где места было много, но некоторые обезумевшие от ужаса пассажиры били веслами по головам терявших сознание пловцов, с протянутыми к ним руками. В другом месте женщина кулаком била по голове и лицу человека, пытавшегося забраться в лодку, другие тянули его вверх, вытирая израненное лицо драгоценными перстнями первой.

Было 2 часа 40 мин., когда «Карпатия» увидела первые зеленые огни спасательной лодки №2. В 4 часа 10 мин. утра были приняты на палубу потерпевшие крушение с первой лодки. Замерли, наконец, и последние стоны над закрывшейся над «Титаником» могилой. Спасшиеся увидели теперь во всем смертельно-грозном величии бело-зеленую гору, заискрившуюся в лучах восходившего солнца и продолжавшую, после исполнения страшного приговора, свой путь в неведомую даль.

В ночь на четверг, когда «Карпатия» прибыла в Нью-Йоркскую гавань, 30 тысяч человек собрались ее встретить. Кареты скорой помощи с врачами и санитарами ожидали на берегу. Среди публики находились родственники 724 спасенных и остальных погибших. Все ждали затаив дыхание. Один вопрос мучил всех: «Встречу ли я своих?» Когда первая женщина, из потерпевших крушение, шатаясь, прошла через расступившуюся толпу, гробовое молчание сменили жалобные вздохи и рыдание толпы. Люди проклинали пароходное общество, его порядки и беззаботность ответственных лиц. Расследование всего этого несчастья дало поразительные результаты. Все это были роковые ошибки, но исправить их было поздно – «Титаник» погиб! Его веселые пассажиры стали добычей грозного океана.

«Титаник» был продуктом поистине титанических человеческих усилий, он был в то время гордостью человечества, последним словом техники и прогресса. Вера в «Титаник» была настолько сильна, даже у испытанных моряков, что никому и в голову не приходила мысль о возможности гибели судна. И вот, в момент кажущейся победы над стихиями, наступила катастрофа.

* * *


Дорогие друзья! История «Титаника» закончена, но история нашей жизни еще продолжается. Все мы плывем по жизненному океану, но придет и наш конец. На «Титанике» люди ехали в разных классах, перед лицом же смерти и опасности все они оказались равны. Все они где-то в глубине души чувствуют, что они одинаково погибшие и, что все они одинаково виновны пред Богом, даже если это и скрывается от других. Общая судьба всех людей выражена в Слове Божьем так: «…человекам положено однажды умереть, а потом суд» (Евр.9:27); «Ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, – доброе или худое» (2-е Кор.5:10).

Большим препятствием, при спасении пассажиров с «Титаника», была их вера, что пароход не может затонуть. Подобно и зятья Лотовы были предупреждены об опасности дальнейшего пребывания в Содоме и Гоморре, но они считали, что Лот только шутит. Эта роковая ошибка постоянно повторяется. По этой же причине люди медлили и на «Титанике», хотя минуты их были уже сочтены, и нужно было дорожить каждым мгновеньем. При пляске, музыке, за работой и прочим, человек и теперь забывает об огромной ценности времени и об опасности его потерять. Сегодня Слово Божье призывает: «ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших…» (Евр. 3:15); «Ищите Господа, когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко» (Ис. 55:6).

Готовы ли вы перейти в вечность?

(По материалам аудиопередачи)

Подготовила Надежда Горбунова


Газета "Христианин" 01(45)2012


© 2008-2012