Главное меню

Последние статьи

Случайные статьи

Авторские права
Все авторские права на статьи принадлежат газете "Христианин".

При любом использовании материалов сайта, ссылка на christianin.net.ru обязательна.

Редакция не всегда разделяет мнения авторов материалов.



Ссылки






Украина онлайн

wwjd.ru: Христианская поисковая система.

Церкви.com

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.
Газета "Христианин" (Украина, Херсонская область, г. Новая Каховка) приветствует Вас!

На этом небольшом сайте вы сможете прочитать некоторые статьи из нашей газеты, а так же скачать её электронную версию.

Дорогая цена свободы

Быть верующим, легко или трудно? На этот вопрос нельзя дать однозначный ответ. Легко быть верующим, когда тебя уважают, ставят в пример, при тебе перестают сквернословить и даже прислушиваются к твоему мнению. Конечно, так – легко и даже почетно. Но когда над тобой смеются, ненавидят, презирают и мало того, пытаются отобрать жизнь – легко ли?


«Гонимый за Христа» – для многих это кажется неправдоподобным. «Кому нужны были жизни верующих людей?», – не раз слышала я такую фразу. Но снова и снова в мои руки попадали книги, где были описаны жизни многих моих братьев и сестер, умерших в тяжелых мучениях за веру в Иисуса Христа.

Люди могли бы противоречить, утверждая, что это выдуманные герои, но наш Бог, предусмотрев и эти моменты, сохранил и до нашего времени многих живых свидетелей. Об одном из них я и хочу вам рассказать.

Стрижеус Николай Анисимович, родился 19 мая 1923 года в селе Рудка Ровенской области. Родители были как все – православные. Но вот по соседству жили какие-то не такие верующие, штундами их называли. Иногда всей своей семьёй отец Анисим наведывался к ним в гости послушать о Христе Иисусе. В семье их было девять, Николай Анисимович был четвертым. И вот это юное сердце первое открылось перед Господом. На то время Николаю Анисимовичу было уже 20 лет. Молодой, красивый юноша, возможно мечтавший о какой-то карьере лётчика или капитана, стал верующим. Он знал, что себя обрекает на позор и унижение.

Шла война. Заключив с Богом завет через водное крещение и получив от Бога Духовное крещение, Николая и многих других юношей призывают на войну. «Господи, что делать?», – взывали они к своему Богу. Семь дней пребывая в посте, молодые борцы за свободу взывали к Богу с вопросом: «Брать оружие или нет». Но Бог молчал... Насилие, насилие... Только на это способен человек: обидели – отомстить, отказали – отобрать, с нами не согласны – уничтожить.

Кому из людей война принесла радость? Разрушенные семьи, города, державы. Да что скрывать, – мы все прекрасно понимали, что война – это великое горе. И каждый раз каждую из них мы пытаемся оправдывать.

Но Библия говорит, что придет день, когда представши перед Иисусом Христом мы должны будем дать отчёт за прожитую жизнь. И как тогда оправдаться? «... Ибо все, взявшие меч, мечом погибнут» (Матф. 26:52). Молодые христиане знали, чего от них ждёт Господь. И, пожертвовав жизнью временной, но приобретая жизнь вечную, они отказывались брать в руки оружие смерти. Смело заявили: «От моей руки не умрёт не один человек!» Ведь сердце, в которое вошёл Иисус, не может поступить иначе. Поверьте, после того, как и моё сердце посетила любовь Христа, мой самый злобный враг стал для меня бедным и несчастным человеком. Ведь он не имел то, что уже имела я: мир, счастье, радость и любовь. Как человек с такими чувствами может принести боль ближнему своему? Слова Христа гласят: «... любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Матф. 5:44). И это постановление свято.

Стрижеус Николай Анисимович и все братья во Христе ясно понимали, на что обрекают себя этим решением. Повестки пришли вовремя...

Приехали в район, где переночевав, их доставили в г. Сарны, одев в английское обмундирование, начали обучать военному делу. Зачем, почему – никто не спрашивал. Начальство знало, что молодежь верующая и что присягу принимать не будет.

Легко было вместе. Но когда объявили отправку на фронт, сердце дрогнуло. Да, действительно, нас расформировали, и эта разлука длилась ещё долгие годы. По милости Божьей я всё-таки остался не один, меня сопровождало ещё четверо из братьев по вере. Всё отдавши в руки Божьи, мы ожидали дальнейшего распоряжения.

Из тыла приехали за нами офицеры, чтобы забрать нас в Россию. И здесь случилось ужасное. Фронтовики, не желающие отдавать нас, открыли огонь. Стрельбище закончилось множеством трупов. Была ужасная неразбериха. Нас, солдат, подняли на ноги и погнали за 50 км на станцию Креченьск. Не успели ноги отойти от длительного путешествия, как ночью подъём: «Приказ Сталина: вернуть нас назад». Размундировав нас, 22 верующих человека, отправили в Харьков под следствие. Каждый день убеждали всё же взять оружие. Нас не кормили по трое суток, всячески издевались и насмехались. И в самые тяжелые минуты я всегда вспоминал те прекрасные дни служения Богу. Проповеди, псалмы, стихи, молитвы. Страшный крик возвращал меня в реальность: «На землю!!! Ползком марш!!! Запевала, почему не поём?» «Ни за что! Я – Христов!» После очередной гауптвахты, после трёхдневного голода было объявлено: «За отказ взять оружие в руки – расстрел!!!» О как возрадовалось моё сердце. Мысленно я готовился ко встрече с Иисусом, ещё немного и закончатся эти мучения. «Подошла очередь и ко мне... Меня не расстреляли...» Почему оставили жить, этого Николай Анисимович не мог понять. Но это знал Бог. Успокоившись этой мыслью, Николай снова укрепился Господом, ведь на этом следствие не закончилось; ещё долго измывались над ним, подозревая в шпионских заговорах. Последний допрос закончился в 12:00 ночи. После очередных угроз следователь успокоился. Приговор был ясен – тюрьма. «Господи! – молил я, – лишь бы не одному, пошли кого-нибудь из своих». И Господь услышал мою молитву. Тюрьма кишела людьми. Мы знали, что это наш перевалочный пункт, и что этот кошмар будет не долго.

«Боже, дай силы» – молитва не сходила с уст. Нас поместили в подвалы, где ни нар, ни какой-нибудь соломы – ничего не было. Люди лежали на цементе штабелями, и по ним прыгали вши, от которых невозможно было избавиться. Подстелив шинельку, я благодарил Бога и за эту радость. Кормить нас толком никто не собирался. Воды не давали, краюшка мокрого хлеба, 5 картофелин и 2 хамсы – это был дневной прожиток, а на ужин нас угощали листьями черной капусты. Иногда нам перепадало «горяченькое», какая-то подозрительная смесь с запахом рыбы. Эта ценность находилась в солдатском котелке и её нужно было разделить на 5-10 человек – как раз каждому по ложке. Несмотря на это каждый день тюрьма наполнялась дивными звуками с непонятными для многих словами. Это пели христиане', которых не испугали смертные пытки и страшные приговоры. Даже в этих страшных узах с ними был их Бог, которому они доверяли. Так прошло девять месяцев. Суд приговорил к 10 годам исправительной колонии. Нас ждал этап... Зима, снег по колено, и вдруг команда: «Садись!» Ослушаться было невозможно. Сидя на снегу мы все ждали поезда... Всю дорогу арестантов угощали сухарями и сухой рыбой. До обморока хотелось воды. Но ни просьбы, ни уговоры на конвоиров не действовали. Первая остановка в г. Горький для многих оказалась последняя. В перевалочной тюрьме воды оказалось в изобилии. На радостях арестанты не могли напиться. Восемнадцать бокалов воды с пайкою хлеба за раз для заключенного оказались смертельными. Ноги, животы, всё опухло. И кто поможет? Восемнадцать суток мы пробыли в этой тюрьме. И снова этап. Железные шпалы, снег, холод и голод были сопровождением для обречённых людей.

На Сухобезводную прибыли уже весной... Первое, утро встретили с криками радости: «Победа! Война кончилась!» Скоро нам была объявлена амнистия, а это минус пять лет. Все эти годы прошли в ожидании... Изредка приходили письма из дома, так как связь с родными была ограничена. Было нелегко вдали от дома, вдали от родной церкви. Одно радовало сердце – близость с Богом и поддержка братьев по вере, находившихся рядом со мной. Я был не один, а вместе устоять легче. Чрез некоторое время нам разрешили проводить свои собрания, петь, молиться, даже участвовать в хлебопреломлении. Для нас это была милость с неба и ободрение. Я часто задавал Богу вопрос: «Почему?» Нет, я не жаловался и не упрекал Бога, но меня интересовал вопрос – почему? Придя домой петле пройденного срока, я получил ответ. Оказывается, именно тюрьмой Бог спас мне жизнь. Мой меньший брат, который остался в тылу, был захвачен бендеровцами, у них же и умер от тифа. А та молодёжь, что пришла с фронта, была расстреляна, изуродована теми же людьми. Чудо Божье! Власти присудили мне смерть, потому как не все выжили в тех страшных условиях, а Всемогущий Бог именно этим решением спас меня от неё.

Выйдя на волю, Николай Анисимович продолжал проповедовать Евангелие. Не раз ему угрожали за это «Сухобезводной». Но может ли сердце, преданное Христу, молчать? Прошло ещё немного времени – он женился. Жизнь не казалась лёгкой, были трудности, но Бог дал силы всё пройти и мало того, подарил прекрасных детишек, в сердцах которых также поселился Христос.

Николаю Анисимовичу Господь подарил долгую и, не смотря на трудности, счастливую жизнь. Ведь и сегодня он является верным и преданным сыном своему Отцу небесному, который хранит его и доныне. А там, где когда-то было место страданий, откуда мало кто возвращался живым, где до сегодняшнего дня лежат кости наших братьев и сестер, сегодня стоит Дом молитвы и возносятся там молитвы благодарности Богу... А по щекам катятся слезы радости и печали – как же дорого досталось нам спасение.

Ирина ДОЛГИХ


Газета «Християнин» 03(14)2004


© 2008-2012