Главное меню

Последние статьи

Случайные статьи

Авторские права
Все авторские права на статьи принадлежат газете "Христианин".

При любом использовании материалов сайта, ссылка на christianin.net.ru обязательна.

Редакция не всегда разделяет мнения авторов материалов.



Ссылки






Украина онлайн

wwjd.ru: Христианская поисковая система.

Церкви.com

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.
Газета "Христианин" (Украина, Херсонская область, г. Новая Каховка) приветствует Вас!

На этом небольшом сайте вы сможете прочитать некоторые статьи из нашей газеты, а так же скачать её электронную версию.

STOP-контроль

За окном накрапывал дождь. Его тяжелые капли, ударяясь в стекло, медленно стекали книзу, оставляя за собой чистые дорожки-змейки. Осенний вечер тихо окутывал город, срывая с деревьев последние пожелтевшие листочки. Но никто из его жителей не замечал красоту золотой осени, которая так пыталась порадовать их теплом и хоть на немножко задержать приход суровой зимы. В городе всегда так. Кажется, что даже стаи журавлей, которые летят в теплые края, стараются обойти эти многолюдные места, все равно ими там никто не будет любоваться.

Сегодняшний день не был исключением. Колонны автомобилей медленно двигались по проспекту, изредка недовольно сигналя друг другу. Уставшие после очередного рабочего дня пешеходы спешили еще до начала ливня спрятаться в своих уютных квартирах.

– Остановка «Площадь Свободы», – голос диктора заставил Дмитрия оторвать свой взгляд от окна.

За размышлениями он не заметил, как вечно медленный трамвай довез его сегодня на удивление быстро. На следующей остановке надо выходить. И чего это его потянуло на воспоминания? Даже телефон, который всегда выручал, помогая быстрее скоротать время, в этот раз мирно лежал в кармане. Как всегда переполненный в вечернее время-пик трамвай замедлял свой ход. Пассажиры, которые должны были выходить на остановке, начали собираться у дверей, им тоже хотелось как можно быстрее покинуть тесный общественный транспорт и спрятаться от дождя в теплых домах. Когда двери закрылись, в салоне стало больше места, но далеко не тише. Как всегда нашлись те, кто не стесняясь окружающих, громкими разговорами тревожили дремающих пассажиров. Две бабушки вместе с кондуктором обсуждали последние политические новости так, будто работали журналистами на радио. Какой-то мужчина, который сидел впереди Дмитрия, громко разговаривал по телефону. Рядом с ним стояла большая клетчатая сумка, край которой касался его обуви. На последнем сидении на руках у матери плакал ребенок, которого никто не мог успокоить.

Приехав в город Днепровский, Дима долго не мог привыкнуть к городскому ритму, шуму транспорта, большой толпы людей. В первые дни он даже старался избегать мест их большого скопления, ходил малолюдными улочками. Но сейчас уже не обращал на это внимания. Привык. Тем более, что после пар в университете и тяжелой работы ему часто не хотелось видеть ничего, кроме собственной подушки. Одев наушники, он накинул капюшон куртки и прибавил громкости. Но, невзирая на все возможности дешевых наушников, отрывки разговора мужчины, который сидел впереди, долетали до его ушей. Дмитрий поневоле прислушался. Как ни странно, но голос этого мужчины казался ему достаточно знакомым. Незнакомец рассказывал своему собеседнику, что едет к какому-то парню, который учился в том же университете, где и Дима, более того, на его экономическом факультете. Мысли, как навязчивые мухи, начали роиться в голове, наушник незаметно выпал из уха. Когда мужчина назвал адрес общежития, в котором проживал Дмитрий, и спросил, на какой остановке выходить, чтобы к нему добраться, стало понятно, что им по пути. Где-то в глубине появилось желание помочь незнакомцу нести сумку и указать нужный адрес. Из всего было видно, что он не местный, к тому же одет достаточно просто. Не желая оконфузиться перед сожителями из общежития, Дима, на всякий случай, выглядывая из-под капюшона, бросил глаз на чудака. Невероятно! Он не мог поверить своим глазам, ведь незнакомцем оказался... диакон их Церкви – брат Роман. У парня перехватило дух. «И что он здесь делает»? – промелькнула мысль в голове.

Понять, к кому приехал брат, было не трудно, ведь в этом городе из их церкви никто, кроме него, не учился. К тому же ехать сюда надо было аж с двумя пересадками. О, как же не хотелось Дмитрию сегодня встречаться с братом Романом! Большое желание избежать встречи вызывало: шквал мыслей, мозг начал напряженно работать.

Он хорошо знал, что говорить с братом-диаконом – это значит рассказать все: почему он не приехал в родную церковь на Праздник Жатвы, как проходят собрания в местной церкви, познакомился ли он с тамошней молодежью. Подобного «допроса» он не мог ему позволить, хотя брат Рома, наверное, даже не мог представить, что Дима не посещает собраний. Хотя за последние месяцы он хорошо научился хитрить и обманывать родителей, руководителя молодежи, друзей детства.

«И тут брат Роман, как гром среди ясного неба. Я догадываюсь, почему он приехал. Точно! Наверное, в церкви что-то заподозрили и потому послали диакона проконтролировать меня! Нет, я этого им не позволю! Мне, самостоятельному взрослому человеку, личности все-таки, не дают права жить как пожелаю?! И хоть следующая остановка моя, поеду дальше и где-то пережду его непрошеный визит. Ничего, оставит сумку на вахте, потом приду и заберу», – подумал Дмитрий. Конечно, жалко было тратить лишние пять гривен на обратный путь, потому что не много денег осталось, а до стипендии еще целую неделю. Хоть от клетчатой сумки сильно тянуло запахом вкусных пирогов, но желание жить независимо победило. И включив громче музыку, неблагодарный земляк закрыл глаза.

– Остановка «Улица Украинская». Конечная. Уважаемые пассажиры, трамвай дальше не едет, – сказал диктор, но Дима уже не слышал его просьбу.

Кто-то начал трогать его за плечо. «Неужели брат Роман узнал меня?» – промелькнула мысль. Холодный пот покрыл Димино лицо. Но нет, это был кондуктор. Вытянув наушник из уха, он вспомнил, что его остановка – конечная и надо выходить. Оглядываясь вокруг, словно вор, парень вышел из давно пустого трамвая. Дождь лил как из ведра. Опять постигла неудача. И только одна радостная мысль проскочила в голове: «Как хорошо, что я заблаговременно узнал о визите служителя, хоть одной неприятности удалось избежать». Размышляя, где лучше переждать, Дима поспешил на набережную, и уже полностью промокший спрятался под железный зонтик, который одиноко стоял посреди пустого пляжа. Какие только жертвы он должен был перенести в борьбе за свою самостоятельность и независимость: единственная в гардеробе куртка была теперь полностью мокрой, новая обувь – полна дождевой воды. Тетради с задачками по высшей математике, которые уже несколько ночей Дмитрий так старательно переписывал у одногруппника, промокли настолько, что чернила полностью расплылись. От реки потянуло холодным воздухом, стало еще холоднее. Так жалко себя ему еще никогда не было. «Думы мои, думы мои. Беда мне с вами», – вспомнил парень строки стиха, который учил наизусть во время уроков украинской литературы.

События последних полгода прокручивались в голове, будто кинолента. Как и все его одноклассники, он мечтал успешно сдать ВНО (внешнее независимое оценивание) и поступить в университет. Профессию «экономист» можно было получить в родном городе, поэтому родители настойчиво советовали подавать документы именно туда. Да и сам он не имел желания ехать куда-то далеко. Но однажды Дима поделился своей мечтой с другом Кириллом. Товарищ был из верующей семьи, вместе они ходили в воскресную школу, пели в молодежном хоре, но Богом тот особенно не интересовался. Наибольшее удовольствие Кириллу приносили замечания за не христианское поведение от руководителя молодежи Андрея Билыка. Парень, будто вырастал в своих глазах и ошибочно думал, что после подобных выходок вырастал и в глазах всей молодежи. Он и посоветовал Дмитрию, как своему наилучшему другу, ехать отсюда куда подальше, так как самому из-за плохих оценок никуда не удалось поступить учиться. Каждый день Кирилл рисовал ему прекрасную самостоятельную студенческую жизнь, где никто за ним не будет следить, никто не спросит, почему его не было на собрании. Делаешь, что заблагорассудится, а главнее всего, там не будет Андрея Билыка, который, казалось, видел все и следил за всеми. Нет, Дима сам видел, что дальше жить в таком ярме невозможно. Поэтому преднамеренно, без ведома родителей, избрал именно это, далекое от дома, заведение образования для своей будущей учебы. Главное – подальше от родного города, от родителей, от церкви. Ему так хотелось пожить самостоятельным, ни от кого не зависимым, и главное, никому неподконтрольной жизнью.

Но и здесь в Днепровском его не оставляли в спокойствии. Уже трижды звонил Андрей Билык. «Говорит, что интересуется жизнью родной молодежи. Вы слышали такое? Но то он потерял надо мной контроль и старается из всех сил его возобновить. Нет, не дам ему вмешиваться в мою личную жизнь», – думал Дмитрий. Но и выглядеть перед руководителем молодежи плохо не хотелось. Последний звонок вообще вывел Дмитрия из себя. На вопрос Андрея о причине его отсутствия на Празднике Жатвы в родной церкви, парень ответил, что не смог купить билет, потому был в местной церкви, которая тоже праздновала День благодарности. Но это, оказывается, не удовлетворило руководителя молодежи. Это же надо додуматься! Он начал расспрашивать о темах проповедей, которые звучали на празднике. Ох же и назойливый этот Билык, правду говорил о нем Кирилл, и какое ему дело до личной жизни Дмитрия. Пришлось на ходу выдумывать темы проповедей, ведь Дима уже несколько месяцев не посещал собрания. Сначала он гордился своими способностями, и думал, как будет хвастаться перед Кириллом, который обвел вокруг пальца руководителя молодежи. И каково же было его удивление, когда Андрей сказал, что в Днепровской церкви еще не было Праздника Жатвы, так как его дядя несет в этой церкви служение пресвитера. Такого удара «личность» Дмитрия пережить не могла, и он бросил трубку.

А тут еще Мирослав с Владом рвутся приехать к нему в гости. Как дома был, то не замечали, а как уехал – так сразу вспомнили. Ничего страшного, что не захотел петь с ними в братской певчей группе. Ездят теперь по селам, проповедуют – евангелисты большие, благовестники. Видно и им приспичило взять верх над его самостоятельной жизнью. А может они завидуют?

Про родителей, вообще, речь не идет, звонят каждый день. Нет, чтобы поинтересоваться, или есть у родного сына деньги, так они расспрашивают о собрании, о молодежи, о том, свидетельствую ли я одногруппникам о Боге. Но ему деньги нужны, а не собрания ваши. Нету уже чем расплачиваться за проигрыш в карты. Но все это в совокупности еще можно было пережить, все равно и Андрей, и родители далеко отсюда. Но что означает приезд брата Романа? Неужели пришел конец его независимости? Как они посмели следить за ним и здесь?

С горя ему хотелось кричать. И только теперь он понял, что руки и ноги давно замерзли, а куртка покрылась тонким слоем льда. Разблокировав телефон, он увидел пять пропущенных звонков от папы и брата Романа. Но больше всего его напугало то, что уже был десятый час вечера, и общежитие закрыли на вход. Как он не заметил, что прошло столько времени? Дмитрий хотел посильнее помчаться в сторону общежития, но ноги не слушались. Едва добравшись до проходной студгородка, он решил как можно быстрее проскочить шлагбаум с часовым. Но впереди стоял знак «STOP! Контроль!», и охранник дядя Степан вежливо попросил предъявить пропуск. «И здесь контроль! Но когда же я стану бесконтрольным?!» – гневно вырвалось из уст Димы. И в этот момент, будто где-то с неба, прозвучал тихий ответ: «Ты уже давно стал бесконтрольным». У парня аж захватило дух, все вокруг будто остановилось. Он оглядывался вокруг и не мог понять, кому принадлежал этот голос? Дмитрий боялся пошевелиться, перед глазами до сих пор стоял только что увиденный знак. Он уже несколько месяцев боролся сам с собой и к чему пришел? Когда-то послушный, старательный и верный Богу Дмитрий превратился у бесконтрольного, запущенного, далеко неверующего Диму. Ужас переполнил его сердце. Еще долго пришлось стучать в двери общежития, аж пока заспанная вахтерша не открыла их.

Зайдя в комнату, парень увидел ту же большую клетчатую сумку, которая стояла рядом с кроватью. Ему едва удалось поднять ее. «И это брат Роман тянул эту сумку всю дорогу, чтобы порадовать меня, а я даже не встретился с ним»? – ощущение стыда, которое давно уже не наполняло его, с новой силой окутало лицо и сердце. Открывая сумку, он ожидал увидеть что угодно, но не это. Под самым верхом лежало тридцать шесть открыток – ровно столько, сколько было молодежи в их церкви. Забыв о мокрой одежде и голоде, он начал читать первую из них. Она была от Мирослава, сына пресвитера церкви Виктора Давидовича: «Дорогой брат Дмитрий! Искренне поздравляю тебя с Праздником Жатвы! Желаем тебе мудрости в учебе, крепкого здоровья и верности Иисусу Христу! На собственном опыте знаю, как это нелегко учиться вдалеке от родителей, родной церкви, друзей. И все же, все, кто проходят подобные испытания – герои веры!...» Открытка выпала из рук. «Дорогой брат... герои веры. Какой же я брат! Какой герой веры!» – слезы покатились по щекам, он просто не мог дальше читать. Его уставшая душа, которая так долго томилась от бесконтрольной жизни, рвалась наружу. Упав на колени, Дима расплакался, и молитва покаяния полилась из его уст. Ему все равно было, что думают соседи по комнате, которые удивленно переглядывались между собой. Они еще никогда не видели его на коленях. Блудный сын вернулся в объятия Небесного Отца. Он не знал, сколько времени провел в молитве, но, встав с коленей, его сердце было преисполнено мира и радости. Другие открытки он решил дочитать, лежа в постели, потому что чувствовал насморк. Переодевшись в домашнюю одежду, Дмитрий быстро распаковал сумку, складывая в холодильник еду. Мамины пирожки были, как никогда, вкусными, а домашнее молоко – лучше всех напитков. Так вкусно парень давно уже не ел. На дне сумки лежал еще один конверт. Раскрыв его, Дима увидел пожелание от папы и мамы, а также неумелые рисунки меньших братьев и сестренок. Наименьшая из них Лида писала: «Дмитрик, приедь домой, мы соскучились по тебе!» Стыд в который раз окутал его сердце, осуждая за такую невнимательность к своим наилучшим в мире родных. Так и остались не дочитанными открытки от молодежи, впервые за столько времени Дима заснул мирным сном. На утро поднялась температура, сказалось пребывание на холоде в мокрой одежде. Предупредив старосту группы, Дмитрий пошел в поликлинику. Рентген обнаружил двустороннее воспаление легких. Выйдя из кабинета врача, парень впервые за несколько месяцев первым позвонил по телефону родителям. Он представлял, как будут этому удивляться дома. Когда мама подняла трубку, из Диминых уст вырвалось: «Прости меня, мама! Я столько слез и переживаний принес тебе». Мама никак не могла понять, что случилось с сыном, неужели приезд брата Романа так хорошо повлиял на ее сына? Когда парень успокоился, она нежно утешала его добрыми словами, в которых звучало прощение и материнская любовь. Когда Дмитрий сказал, что у него воспаление легких, мама просила немедленно приехать, и сына не надо было и просить. Впервые за столько времени он сам очень хотел домой.

Разделив между соседями домашние гостинцы, парень начал собирать вещи. Следующим утром родной город радостно встречал своего «беженца». И хоть болезнь сказывалась, сердце наполняла радость. Навстречу уже мчали меньшие братики и сестренки. Саша с Сергеем взялись нести его тяжелую сумку, удивляясь силе старшего брата, сестренки наперебой радостно описывали события последних месяцев, а наименьшая, Лида, крепко обняв его шею, шептала: «Я так давно тебя ожидаю». Дима не мог понять, как он раньше не дорожил своими прекрасными братьями и сестрами. Когда вся семья собралась для молитвы, отец предложил помолиться старшему. Но тот не мог молиться – слезы снова и снова наполняли его глаза. После молитвы он искренно просил прощения у каждого.

Палата № 9 терапевтического отделения местной больницы наполнялась звуками неземной песни, разливаясь коридорами и этажами. Медсестры столпились у дверей, слушая как христианская молодежь гармонично пела кому-то из больных. Их пришло ровно тридцать шесть, санитарка пристально считала и удивлялась их аккуратности и вежливости. Вы, наверное, уже догадались, да-да, это к Диме пришли его наилучшие друзья – родная молодежь. Не было еще ни одного дня, чтобы его кто-то не посетил, а бананами, апельсинами и мандаринами он делился едва не со всеми больными и медперсоналом. Не мог Дмитрий дождаться того дня, как придет в церковь. Он уже сотни раз спрашивал себя, почему его раньше не тянуло туда? Как он мог не замечать, что в их церкви такая прекрасная и чуткая молодежь? Андрей Билык, оказывается, прекрасный руководитель молодежи, а его беспокойство о нем было не что другое, как проявление сердечной любви, и далеко не способ контроля. Про родителей, вообще, речь не шла, они каждый день по нескольку часов были рядом.

Перед рождественскими праздниками Диму выписали домой. Радости не было пределов. Переступая порог Дома Молитвы, он от сердца запел: «Люблю, Господь, Твой Дом». Собрание прошло на одном дыхании. Проповедь Виктора Давидовича настолько поразила его, что он отозвался на призыв к покаянию. Когда после молитвы Дмитрий открыл глаза, его удивлению не было пределов – рядом со слезами на глазах стоял на коленях Кирилл, который в этот день также получил спасение. Как же не хотелось ему возвращаться в университет, но после мудрых наставлений пресвитера и родителей он, с большим желанием послужить Господу, поехал на учебу.

Через год в их церковь приехала вместе со своим пресвитером Днепровская молодежь. Понятно, что с ними также приехал и Дима. Он теперь часто приезжал домой. В конце собрания пресвитер Днепровской церкви искренне поблагодарил местную общину, молодежь, а также родителей Дмитрия за замечательно воспитанного сына, настоящего христианина, который своими горячими проповедями подкрепляет верующих. Опустив голову, Дима искренне благодарил Бога за самый обычный дорожный знак «STOP! Контроль!», с помощью которого Господь полностью переменил его жизнь.


Богдан КРАВЧУК




Скачать PDF газеты «Християнин» №1-2(65-66)2019


Газета «Християнин» 1-2(65-66)2019(rus)


© 2008-2020