Главное меню

Последние статьи

Случайные статьи
Те, що маємо не цінимо
просмотров: 3765
Миссия \"ГЕДЕОН\" в Новой Каховке
просмотров: 3048
Лист з Рівненщини
просмотров: 1939
Зов к человеку
просмотров: 1066
Влияние телевидения на развитие наших детей
просмотров: 9301
Молодёжная конференция в Запорожье
просмотров: 3085
Хто твій Бог?
просмотров: 3153
Вифлеем. Грустное Рождество.
просмотров: 1753
Служение незрячим
просмотров: 3856
Святые и суд
просмотров: 2968

Всего статей: 676


Авторские права
Все авторские права на статьи принадлежат газете "Христианин".

При любом использовании материалов сайта, ссылка на christianin.net.ru обязательна.

Редакция не всегда разделяет мнения авторов материалов.



Ссылки






Украина онлайн

wwjd.ru: Христианская поисковая система.

Церкви.com

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.
Газета "Христианин" (Украина, Херсонская область, г. Новая Каховка) приветствует Вас!

На этом небольшом сайте вы сможете прочитать некоторые статьи из нашей газеты, а так же скачать её электронную версию.

Открытое письмо всесоюзному съезду СЦ ЕХБ от московской общины СЦ ЕХБ (1993 г.)

Всем братьям и сестрам, составляющим союз церквей (братство) ЕХБ, всесоюзному съезду СЦ ЕХБ от московской общины СЦ ЕХБ (1993 г.)


«Если ты промолчишь в это время, то свобода и избавление придет для Иудеев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете. И кто знает, не для такого ли времени ты и достигла достоинства царского?» (Есф. 1:14)


От редакции газеты «Християнин»:

Некоторые религиозные деятели очень часто заявляют, что главное для человека – это авторитет и послушание перед авторитетом. Это можно было бы воспринять с улыбкой, если бы это лжеучение стремительно не распространялось. Его быстро и централизованно распространяют во многих церквях, отмечая, что главное – это послушание (но не перед Богом, а перед авторитетным лицом). За основу берется послание к Римлянам 13:1-2 «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение».

Как следствие – духовные болезни среди простых людей, которые полностью воспринимают, что не послушание авториту это тоже самое что и отречение от науки Христовой, топтание помазанника и т.д. В результате таких лжеучений, у верующих людей появляется страх, но не перед Богом, а перед авторитетной личностью. Весьма жаль, что поклонение авторитетам так ослепляет верующих, что они не видят своего положения.

Именно таким путем когда-то шла церковь Христова в IV столетии, когда свободу, данную императором Константином, христиане использовали ради своей плоти. И таким путем сегодня идут немало христианских церквей, которые слепо поклоняются не Богу, а тому или другому авторитету.

Мы хотим познакомить наших читателей со статьей, которая четко характеризует это лжеучение. Интересно и то, что ситуация в которую попала московская церковь ЕХБ весьма схожа с ситуацией нашей Новокаховской церкви. Хотя, впрочем, нету ничего удивительного, ведь «нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас» (Ек.1:9-10).

* * *


Возлюбленные в Господе братья и сестры, мир вам и любовь от Того, Который есть и был и грядет!

Московская церковь и ее служители, являясь полноправными соучастниками братства (Откр. 1, 9), имеют дерзновение в Боге заявить следующее.

Мы входим в братство, т.е. в добровольное объединение самостоятельных и равноправных церквей (Устав СЦ ЕХБ § 1), на основании единой веры, “однажды преданной святым” (Иуды 3), а также имея общие исторические корни, восходящие к началу духовного пробуждения 1961 г. в братстве ЕХБ.

Нет нужды много говорить о пережитых вместе благословениях и страданиях в годы гонений, в которых наша община принимала участие со дня своего основания, т. е. с 1963 года.

Мы пережили не только гонения извне, но и отступление некоторых членов церкви на иные пути изнутри, однако по милости Господней церковь не уклонилась от путей, на которые Он нас вывел изначально.

Мы понимаем, что духовной основой нашего единения во Христе является верность Ему Самому как Единому Главе Церкви (Еф.5:23), а также последовательное соблюдение основ евангельско-баптистского вероучения, изданного братством в журнале “Вестник спасения” № 3 за 1970 г.

В свою очередь, эта духовная основа определяет и организационно-структурное единение братства, причем вероучение определяет структуру, но не структура – вероучение (1Кор.3:10-15).

Путь освящения и отделения от мира был, есть и будет безусловной необходимостью для нашей церкви, поскольку мы желаем сохранить верность нашему Господу и Главе Христу до самого Его пришествия (2Кор.6:14-16; 7:1).

Мы понимаем, что практическая работа по освящению должна сводиться к тому, чтобы в ущерб греху, плоти, миру и сатане утверждать в церкви власть Христа (Матф.28:18) и обеспечивать неукоснительное выполнение всех принципов нашего вероучения.

После длительного периода гонений мы сейчас переживаем время относительной свободы, когда Господь дает возможность проповедовать Евангелие широко и открыто, в результате чего наблюдается численный прирост в уже имеющихся церквах и образование новых общин.

В это время, во исполнение заповеди Господней “идите, научите все народы...”, нам бы только объединить и приумножить общие усилия в деле Евангелия, чтобы с наибольшей отдачей использовать возможности, за которые была уплачена столь высокая цена! (2Фес.3:1).

Однако вместо этого мы оказались в последнее время втянутыми в страшный водоворот междоусобиц, который отнимает у детей Божьих и служителей церкви время, духовные силы и чувство единства во Христе, не говоря уже об ущербе для дела Евангелия и о бесславии имени Самого Господа.

Напрасно мы будем искать корень этих прискорбных явлений в происках внешних, в продолжающемся из прошлого отступлении тех или других христиан, в наплыве иностранных миссионеров и чуждой но духу литературы, в притоке новых людей из мира или в чьем-то “антибратском” поведении (1Кор.5:12-13). Нет, причина кроется в нас самих! (И.Нав.7:11-12).

Еще точнее, причина кроется в грехе нечистоты, совершенном в среде ответственных лиц братства (Еф.5:3). Этот грех не был осужден так, как это сделал в свое время Давид (2Цар.12 гл.). Он не был открыт публично, не названы имена соучастников и пострадавших. Наоборот, к греху прибавились многие другие грехи. Вот они:

– грех сокрытия от народа Божьего греха, содеянного начальствующим лицом, а там, где это не получается, прибавляется в разных вариантах:

– грех искаженного объяснения данного греха;

– грех превратного толкования Слова Божьего для оправдания данного греха;

– грех репрессирования тех, кто поднимает вопрос о данном грехе;

– грех продолжения ответственного служения с опороченной биографией;

– грех подрыва доверия к званию служителя Божьего;

– грех насилия над совестью тех, кто не может признать законным ответственное служение, совершаемое согревшившим;

– грех разделения церквей – а фактически раскола братства – по признаку отношения к данному греху;

– грех подрыва доверия к авторитету духовного центра братства в глазах целых общин;

– грех опорочения чести братства перед лицом других христиан, а также наших неприятелей!

Однако эта беда не пришла к нам одна. В близком родстве с вышеупомянутым неожиданно ярко проявил себя другой грех, который на первый взгляд трудно различить, но он обнаружился особенно ощутимо при содействии предыдущего. Это

– грех внедрения в жизнь братства многоступенчатой духовной иерархии.

Исследователи Библии соглашаются, что именно этот грех называется в Писании “делами” и “учением” Николаитов (Откр.2:6, 15), которые Господь ненавидит (см., напр., П. Рогозин “Тайны Апокалипсиса”).

(Известно, что греческое слово “Николаиты” имеет два корня: “никао” – побеждать, подчинять, обладать, судить и “лаос” – народ; взятые вместе они означают “властители народа”, или “судьи над народом”. По Слову Божию и исторически известно, что еще в первоапостольской церкви сначала проявились отдельные “дела” тех или других служителей, пытавшихся возвысить свою роль в церкви, а потом со временем эта практика оформилась и в соответствующее “учение”. Отсюда легко, понять причину, почему Господь одинаково ненавидит то и другое.)

Грех этот вошел в жизнь братства незаметно, так сказать, явочным порядком, без официального объявления, но со временем он набрал такую силу, оброс такими корнями, что уже кажется привычным, необходимым, неизбежным и даже Библейски обоснованным. В сердца и умы детей Божьих все более интенсивно внедряется человеческое учение о том, что иерархия в братстве есть не что иное, как “апостольские структуры”, и является, якобы, теми “путями, на которые нас вывел Господь первоначально” и которыми ходили наши предшественники по вере. Существующие же у нас принципы вероучения ЕХБ централизовано подвергаются незаслуженной и неавторитетной критике, их также не рекомендуется преподавать на Библейских курсах.

Нам так приятно считать себя уникальными, так лестно думать о себе, что мы вернулись в Апостольские времена, но давайте заглянем в историю! Поистине, нет ничего нового под солнцем! (Еккл.1:9).

Ниже приводятся выписки из учебников по истории Церкви (The Early Church, Sheldon; История христианской церкви, А. Миллер и др.).

...Начиная от Апостольского века и далее, наблюдалась возрастающая склонность к увеличению дистанции между духовенством и мирянами. Чувствовалась необходимость ограждения от умножающихся ересей и расколов путем выделения достоинства служителей и руководителей церкви...

...У служителей появилась возможность оставить свою обычную работу и полностью посвятить себя священнодействию. На мышление некоторых служителей повлияли в плохую сторону Иудейские понятия о священстве. В результате к концу второго столетия уже стал заметен значительный, уклон в сторону установления власти духовенства...

...Удобство употребления высшей церковной власти в качестве ограждения от сил беспорядка и анархии стало поглощать внимание многих христиан в такой степени, что они упустили из виду опасность личной свободы действий, которую такая власть, будучи бесконтрольной, вскоре повлекла за собой...

...Можно различить пять ступеней развития епископальной системы:

1) установление различия между пресвитерами и епископами;

2) подчеркивание особой важности служения епископов;

3) появления митрополитов или архиепископов;

4) появление патриархов, т.е. епископов, имеющих власть над церковными объединениями в разных частях Империи;

5) тяга к созданию всеобщего епископского центра, а также епископа над всеми епископами.

А вот выписка из “Постановлений II-го Ватиканского Собора” (1962-1965гг.), который бы созван, чтобы “восстановить Евангелие в его первоначальном духе и предназначении, учитывая ситуацию в современном мире”.

Глава 3. Церковь иерархична.

...Высшее служение в церкви принадлежит епископам. Христос доверил Своим Апостолам особую миссию, а епископы являются их преемниками. В лице епископов Иисус присутствует среди членов церкви, проповедуя, совершая священнодействие, приобщая новых членов в Свое тело, руководя и направляя их к вечной жизни.

...Епископ пользуется своей властью как член коллегии (т.е. собора), находясь в иерархическом единении с главой и членами этого собора. Собор епископов не имеет власти, если он не находится в единстве с Папой, который имеет полную власть над всей церковью. Епископы тоже имеют власть над всей церковью, но только в согласии с Папой. Эта власть осуществляется коллегиально, независимо от того, собраны ли епископы вместе или действуют поодиночке; однако только Папа может созывать епископские соборы и утверждать их решения.

...Подобно тому, как Папа является олицетворением единства всей церкви и всего собора епископов, так епископ является олицетворением единства своей епархии (т.е. поместного объединения церквей). Каждый в отдельности епископ несет пастырское служение в своей епархии, но он обязан заботиться также и обо всей церкви в целом, устанавливая и защищая единство церкви, равно как и поддерживая общецерковную дисциплину. Он обязан учить верных любить свою церковь, особенно бедных, а также содействовать всякому виду служения, которое является общим для всей Церкви.

Епископы являются непогрешимыми в тех случаях, когда они преподают свое учение в согласии с установленными церковными догмами или когда они собираются вместе на общецерковные соборы. Как члены такого собора, епископы являются для всей церкви учителями и судьями в вопросах веры и морали, решения которых должны приниматься с преданным и послушным доверием.

...Священники служат в поместной церкви (общине), где они проповедуют, несут пастырское служение среди верных и совершают Евхаристию (т.е. Вечерю Господню). Священник является помощником епископа. Епископ вместе со священниками образуют особое священное собрание, пресвитериат. Священник должен рассматривать епископа как своего отца и повиноваться ему со всяким почтением; епископ должен рассматривать священника как своего сына и друга. На ответственности священников лежит объединить свои усилия и возможности под руководством епископов и Папы, и таким образом ограничить проявление разделений и разногласий в любом их виде.

...Наконец, кроме епископов и священников в иерархическом ряду занимают свое место диаконы. Находясь на нижнем конце иерархии, диаконы принимают рукоположение не для священнодействия, но для служения.

Глава 4. Миряне.

...Иерархия может назначать мирян на выполнение тех или иных конкретных задач в церкви. ...Миряне должны правильно и в христианском послушании принимать решения епископов, а епископы должны признавать и поощрять достоинство и ответственность мирян в церкви.

Рассмотрим еще некоторые мысли из книги Вочмана Ни “Проблемы единства церкви”.

...После того, как ушли Апостолы, некоторые люди в первохристианской церкви стали придерживаться определенного сорта учения, то есть, что якобы с тех пор, как не стало Апостолов, Апостольская власть была передана епископам, и, таким образом, епископы теперь стали представлять Апостолов. Это была своего рода вежливость, Поскольку эти люди все же почитали первых Апостолов, им было неловко называть Апостолами кого-нибудь еще, кроме них. Они не решались употреблять звание “Апостола”.

...Епископ становился главой над пресвитерами в данной местности. Он назывался епископом, то есть, тем званием, которое дано в Библии, но уже с абсолютно другим, небиблейским смыслом. В Библии все пресвитеры были епископами. Павел призвал пресвитеров в Ефесе и сказал им “...в котором Дух Святый поставил вас блюстителями (епископами)” (Деян.20:28).

Итак, изменение произошло в том, что одна личность стала управлять многими церквами. Так появилось подразделение на церковные объединения. Дело шло в данном направлении вплоть до 4-го века, и к тому времени уже перестали существовать “церкви” в том виде, как о них написано в Библии (1Кор.11:16; 14:33); все они превратились в “одну церковь”. Поместные общины стали всего лишь ответвлениями этой “одной церкви”.

Но было ли у них библейское основание для такого домостроительства церкви? Они основывались на том, что у Господа на земле есть только одна церковь. Поэтому они и объединились и эту “одну церковь”. Однако они забыли, что в Библии говорится о многих церквах!

Долгое время никто не смел посягнуть на это единство. На протяжении одиннадцати веков, начиная с четвертого, в церкви, конечно же, находились те, кто видел ереси, грехи, идолов, но никто не смел затрагивать все это! Они боялись, что если станут говорить об этом вслух, немедленно разрушится “единство”. Они ненавидели ереси и грехи, не делали их сами, но намного сильнее был страх нарушить единство. За период в тысячу и сто лет ни один не сделал никакого практического шага; они продолжали сохранять единство церкви (конец цитаты).

Читая эти выдержки из авторитетных источников, невольно приходишь к мысли: так ведь это же о нас написано! Просто кто-то поменял названия и имена, а суть передана верно! Да, мы уже и не скрываем, что основой наших внутрибратских структур является иерархическая система!

Правда, мы еще не решаемся назвать все вещи своими именами, т, е., что эта система – не нова, что она ничего общего не имеет с Апостольской, а скорее копирует Папскую, и что нам бы надо называться, по сути, не “Евангельскими” христианами-баптистами, а чем-то вроде “иерархических” или “епископальных” христиан-баптистов!

Удивительно похожи не только сами структуры, но и исторические условия их возникновения в первоапостольской церкви и в наше время. В самом деле, как тогда, так и теперь церковь долгие годы находилась под прессом гонений со стороны безбожного государства; как тогда, так и теперь события развивались на огромных территориях мировых сверхдержав с диктаторской формой правления; как тогда, так и теперь все силы церкви были направлены на выживание.

Самой удобной формой оборонной организации для христиан показалась именно иерархия, с жесткой дисциплиной и беспрекословным подчинением авторитету епископов. После того, как гонения приостановились, сложившаяся система, как показалось, была не только морально оправданной, но и освященной кровью мучеников. Ни у кого даже не возникала мысль о возвращении к Апостольской системе, поскольку сложившееся считалось именно тем, что передано через епископскую преемственность от самих Апостолов. На самом же деле, двигаясь в направлении развития иерархии, они оказались удаленными от Апостольского домостроительства на целые столетия, причем, как показывает дальнейшая история, удаленными бесповоротно!

Если теперь ответить на вопрос, когда же мы сами были ближе к Апостольской системе – тогда, вначале движения, или теперь, спустя тридцать лет, – то честный ответ будет: безусловно, тогда! Да, это тогда была свобода духа, братская простота, дерзания и целеустремленность, сравнимые с первоапостольскими; это тогда не было разрыва между лозунгами и жизнью; это тогда не было подразделения на “старших” и “младших” служителей, как это практикуется теперь!

Ниже приводятся примеры искажения за прошедшие годы не только духа, но и практики некоторых ключевых установок нашего братства.

Возьмем, например, очищение и освящение. Как оно совершалось тогда? Тогда Дух Святой, свободно действуя среди пробуждающихся церквей (2 Кор. 3:17), Сам и побуждал детей Божьих исповедовать свои грехи, причем без особых правил и условностей, чаще всего прямо перед всем собранием, охваченным духом покаяния и сокрушения. Результатом была радость очищения, более тесное общение христиан и прилив новых духовных сил. Для детей Божьих было счастьем и преимуществом представать перед церковью, чтобы засвидетельствовать о полученной благодати и о духовном единении. Не только члены церкви, но и служители представали в простоте, без групповой защиты своего статуса, готовые выслушать и принять все пожелания и замечания от своих братьев и сестер.

Прошло время, и теперь это благословенное служение все чаще искажается до неузнаваемости. Во-первых, свободное действие Духа Святого стало все больше подменяться запланированным человеческим мероприятием, когда в общинах объявляется “траур”, приезжие служители ходят по домами, выполняя роль своего рода духовной цензуры, а затем весь процесс “очищения” заканчивается так называемым “перечленством”. Дело фактически сводится к тому, что “пройти” или “не пройти” такого рода освящение, проще говоря, значит оставаться или не оставаться членом церкви (и автоматически – братства).

Кроме того, за последние годы стала внедряться практика так называемого “закрытого” очищения. Это значит, что члены очищаемой общины уже не предстают перед членским собранием, а вместо этого имеют личное собеседование со служителем, как правило, приезжим. Этот служитель интересуется не только личным духовным состоянием собеседника, и в его задачи входит не только помощь его душе, как таковой.

Он также имеет в своем распоряжении набор контрольных вопросов для проверки личности на лояльность “братству” и “от имени братства” выносит свое решение о судьбе собеседника перед членским собранием.

Таким образом, весь процесс и результат “очищения” (т.е. вопрос, быть или не быть человеку в церкви и братстве) отдается на волю единственного всевластного духовного лица. А поскольку само это лицо не является самостоятельным, но выполняет указания “старших братьев”, то человек, таким образом, оказывается в руках самой системы, против которой он абсолютно бессилен и бесправен! Как это ни стыдно говорить, но часто в подобной практике “очищения” можно увидеть нечто такое, что скорее напоминает “чистку”, нежели подлинное очищение. Данный термин особенно уместен, когда появляется нужда в устранении неугодного “старшим братьям” служителя или ответственного лица в общине.

Бог Один знает, сколько душ было травмировано и разочаровано в результате такой практики. После подобных “очищений” люди перестают доверять не только служителям, но и друг другу; в общине на долгое время теряется откровенность и искренность отношений; остается горький осадок от излишних копаний в личной жизни, особенно когда это выставляется напоказ перед всеми; люди начинают бояться говорить вслух то, о чем они думают, и т.п. При этом главной жертвой все-таки является не личность, а сам семейный и церковный дух, т. е. тот самый дух братства на местном уровне, без которого немыслим дух братства вообще (Деян. 2:44-47).

Однако в этих отклонениях нельзя усматривать просто личные ошибки тех или других служителей, – нет, это одно из проявлений иерархической системы. Иначе просто не может и быть! Система требует, чтобы церкви и их служители были зависимы от “старших братьев (“старшие братья” – это то же, что “епископы” в иерархической системе), боялись их, не делали и не говорили ничего такого, за что эти братья могут “не пропустить” при очередном или внеочередном очищении. И таким образом страх Божий подменяется страхом человеческим, страхом перед системой.

Для иерархической системы естественно стремление к тому, чтобы поместная церковь полностью потеряла свою независимость, свое собственное лицо, своих самостоятельных служителей и абсолютно растворилась в большой “общей церкви”, на правах практически полной подчиненности по всем жизненно важным вопросам. Сторонники иерархии рассматривают “братство” не как союз самостоятельных и равноправных поместных церквей (хотя такое название номинально еще существует в нашем Уставе), но скорее как одну “большую единую церковь” с подразделением ее на поместные участки, напоминающие по структуре епархии и приходы в католической и православной церкви.

Кроме утраты подлинной библейской независимости это порождает иждивенческие и потребительские настроения в самих поместных церквах, которые иногда годами без нужды ожидают решения самых простых вопросов, пока кто-то “сверху” не приедет и их не разрешит. Таким образом, атрофируется способность к самостоятельному духовному видению и принятию библейски правильных решений на местном уровне, без жесткой иерархической привязки.

В свою очередь, советы служителей разного масштаба рассматриваются не как простые межцерковные объединения в одной горизонтали равных по званию, достоинству и правам братьев, а как многоступенчатая вертикальная пирамида с возрастающим достоинством, правами, властью и т.д., с подчинением “низших” “высшим” не просто в организационном или техническом, но именно в духовном смысле. Так, председателя Совета церквей иногда называют “общебратским пастырем” (что по определению в точности соответствует патриаршему или папскому чину), а выражения типа “...братство сверху до низу...” или “...вышестоящие и нижестоящие советы..” вошли в наш обиход так прочно, что мы даже не замечаем, в чем заключается их подлинный смысл, а именно – иерархическую подоплеку!

Между тем, это предполагает то, что Господь управляет Своей церковью не непосредственно, на местном уровне, через Свой Дух и Слово, но непременно через иерархическую пирамиду и только имея ввиду сразу всю “большую единую церковь”. Он дает Свое откровение, якобы, сначала тем, кто на “самом верху, а затем это откровение поступенчато передается вниз, причем обычно во все более урезанном виде и без права на контроль, поскольку духовный авторитет старших не оспаривается и не обсуждается. Так осуществляется посягательство на фундаментальную Евангельскую истину, что “Един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус” (1Тим. 2:5).

Среди прочих свидетельств иерархического правления в братстве особенно показателен метод подбора делегатов на съезд. Как правило, они не выдвигаются от поместных церквей, а назначаются “сверху” номенклатурным путем и только после тщательной проверки на лояльность Совету церквей. От поместных же общин инициатива не только не требуется, но и нежелательна вообще. По словам одного из служителей СЦ, не требуется утверждение делегатов даже в тех общинах, которые они представляют, поскольку рукоположенный служитель уже является избранником церкви и как бы автоматически ею делегирован туда, “куда усмотрит братство”. А поскольку понятия “братство” и “старшие братья” стали у нас, к сожалению, синонимами, то на деле это значит “по усмотрению СЦ”.

За этими словами на самом деле кроется неограниченная возможность для иерархии манипулировать подборкой угодных себе людей, поскольку далеко не все рукоположенные служители и далеко не от всех церквей уполномочены поехать на съезд, но лишь усмотренные “сверху”. Таким образом, явочным порядком, без согласования с братством устраняется понятие о том, что в Союзе церквей поместные общины равноправны, а это, среди прочего, значит, что у них есть одинаковое право иметь на съезде своих представителей.

Известно, что само слово “делегат” предполагает делегирование, т.е. посланничество, поручение от тех, кто посылает. В случае же назначения делегатов сверху всякое посланничество отсутствует вообще, ведь назначенное сверху лицо обязано выполнять волю тех, кто его назначил. Но в таком случае название “делегат” просто не соответствует своему подлинному смыслу; скорее это просто духовное должностное лицо, подневольный ставленник иерархии.

Но тогда ставится под вопрос и само понятие о “съезде”. В самом деле, что это: заранее спланированное действие с тщательно подобранными ролями или же действительно свободное волеизъявление тех, кто составляет союз церквей? Съезд ли это равноправных посланников от равноправных поместных церквей, или церковный собор иерархов, т.е. каноническое собрание духовных должностных лиц?

Далее надо сказать еще об одном важном следствии внедрения иерархической системы в жизнь братства, может быть, это самое важное, о чем только можно говорить, т.к. речь пойдет о нашем спасении. Дело в том, что вопрос спасения, в практическом смысле, находится также в руках “старших братьев”. Частично мы уже говорили, что это связано с мероприятиями по освящению, когда назначенный сверху служитель (но не церковь!) определяет, годен ли человек оставаться в церкви, и даже объявляет, возрожден ли он, или нет.

Но дело здесь обстоит намного серьезнее и глубже. Так, мы нередко можем услышать из уст “старших братьев” слова, наподобие таких: “...эти люди лишили себя спасения”; или: “...они отлучили себя от Духа Святого”. Кроме того, допускаются слова в адрес конкретных детей Божьих, что данный человек “невозрожден”, “от него Господь отступил”, “он оставил Господа”, “лишенный благодати” и т.п. Если верить этим словам, то это, практически, значит, что данные люди являются погибшими!

Для сравнения напомним, что даже работники ВСЕХБ в начале движения не смели идти на такой духовный шантаж. Они угрожали бедствием в связи с оставлением “матери-церкви”, а по поводу отлучения членов ВСЕХБ говорили, что у отлучивших “не было братской любви”, но не более этого. Сейчас работники СЦ пугают неугодных им людей намного большей карой. По их мнению, находиться в братстве (т.е. безоговорочно соглашаться со “старшими братьями” и даже в сердце не допускать никаких сомнений или вопросов) – равносильно пребыванию внутри единственно истинной церкви, а значит – иметь полную уверенность в спасении. Оказаться вне этого круга – самое страшное наказание, какое только можно придумать. Считается, что для тех, кто из него выходит, спасения вне этого круга практически нет, т.к. такие люди автоматически зачисляются в разряд отступников со всеми вытекающими последствиями.

Итак, выходит, что вопрос спасения находится в зависимости от того, вписывается ли человек в так называемые “структуры братства”, или нет. Но Бог в Своем Слове говорит: “Незаслуженное проклятие не сбудется”! (Притчи 26:2). Ключи от ада Господь держит при Себе и никому их не передоверяет! (Откр.1:18). Слава Богу, спасение наших душ не зависит от человеческой прихоти; оно обретается через личную веру в Господа Иисуса Христа и поддерживается непосредственно Его благодатью, а не постановлениями смертных человеков! (2Тим. 1:12).

В последнее время в нашем братстве стал практиковаться новый способ давления на поместную церковь, когда “старшие братья” пытаются лишить ее права на совершение Вечери, а членам соседних церквей запрещается посещение и участие в совместном служении. При этом обычно один или несколько “старших братьев” приезжают в “наказываемую” церковь на Вечерю, чтобы своим публичным неучастием наглядно показать свое несогласие с церковью, которая таким образом, якобы, лишается присутствия Духа Святого и теряет свое спасение. Мы расцениваем это не иначе, как разновидность духовного шантажа, абсолютно чуждого Евангелию, но кто же дал “старшим братьям” право на такой духовный произвол? (Гал.1:6-9).

Нам все чаще объясняют, что “старшие братья” несут так называемое “служение Тимофея”, т.е., другими словами, они являются “Апостольскими посланниками”. Есть ли для этого основание в Новом Завете? Безусловно, его там нет! Вся подборка мест Писания, оправдывающая духовную иерархию, исходит не из самого Писания, а от предварительных умозаключений, ложных “откровений”, возникает под влиянием исторических церквей, либо формируется при тех или иных внешних обстоятельствах.

Подумаем трезво: там, где есть Тимофеи, должны обязательно быть и реально живущие в наши дни Апостолы (т.е. люди, назначенные Самим Богом непосредственно – Гал.1:1), либо их преемники! Но тогда возникает очередной вопрос: кто же в нашем братстве несет Апостольское служение или является Апостольским преемником? Почему бы не назвать публично их имена и не причислить их труды к канону Нового 3авета? Слово Божье не дает нам никакого основания считать сан кого-либо из служителей равнозначным Моисею или Апостолу Павлу, либо их преемниками (Мтф.23:8-10; 1Пет.5:1-5). Такие понятия свидетельствуют о непонимании сущности Евангельской веры, как таковой. В отличие от православия и католицизма, Евангельские христиане-баптисты утверждают право поместной общины самой решать все вопросы домостроительства, включая избрание и снятие служителей, прием и вывод членов церкви и т.п. Власть “связывать и разрешать” принадлежит не епископам, не межцерковным объединениям, а простому членскому собранию поместной общины, как учил Господь в Ев. от Матфея 18:17-18.

“Служение Тимофея”, в чисто Евангельском смысле, совершается в церкви Христовой всегда, но это есть не что иное, как обычное служение пастыря или благовестника, равного по званию и правам со всеми другими братьями-служителями. Он может быть наделен условными полномочиями на какой-то срок, для определенного дела, конкретной церковью, но у него нет и не может быть пожизненных присущих званию полномочий, кроме тех, которыми наделены все остальные служители. Но если под “служением Тимофея” имеется в виду иерархическое старшинство над поместными пресвитерами, то это просто человеческая выдумка, выгодная для тех, кто ее придумал, чему примеров история церкви знает великое множество!

К сожалению, мы должны признать, что в ряде случаев и наша церковь прямо или косвенно содействовала уклонению братства от первохристианской простоты в иерархические структуры. Это делалось иногда из самых добрых побуждений, например, когда приглашали “старших братьев”, чтобы “навести в церкви порядок”. Мы вполне осознаем, что наши сегодняшние проблемы – это в какой-то мере расплата за то, что церковь отдала свою Богом данную ей власть в руки человеческой системы. Печально, но факт, что у нас в братстве поместная церковь в ее Новозаветном смысле, т.е. самостоятельная и подотчетная только Христу-Главе, практически уже перестает существовать, мало того – считается чуть ли не еретической. Нет другого способа исправить данное положение, как только поставить все на свои места, согласно Евангелию, т.е. осуществлять полноту полномочий, данных Иисусом Христом, силами поместных церквей.

Однако перейдем теперь к конкретным фактам, имевшим место в Московской общине на протяжении последнего времени, чему многие из нас являются очевидцами.

То, что здесь написано, написано со слезами и с болью, со многими молитвами и размышлениями о целесообразности, с желанием перетерпеть и промолчать так долго, как только можно; но и конце концов взяло верх то, что когда-то выразил Иеремия в 20:7-9: “Ты влек меня, Господи,– и я увлечен; Ты сильнее меня – и превозмог... И подумал я: не буду я напоминать о Нем и не буду более говорить во имя Его; но был в сердце моем, как бы горящий огонь, заключенный в костях моих, и я истомился, удерживая его, и – не мог”.

Совершая служение в столице, мы имели непосредственный доступ к самой широкой и разносторонней информации о жизни братства и не могли не рассуждать о текущих событиях, в том числе о возникших в братстве болезнях. Долгое время братья церковного совета старались не говорить об этом вслух, хотя и делали для себя некоторые практические выводы. Позже, однако, мы были вынуждены вынести часть наболевших проблем на членское собрание, и вот при каких обстоятельствах.

Братья – члены церковного совета свидетельствуют, что в конце 1992 – начале 1993 г. один из членов церковного совета, огорчившись сделанными ему замечаниями, стал противодействовать совету и особенно пресвитеру церкви, обвинив его в том, что в течение года пресвитер вел среди совета скрытую подрывную работу против братства. Затем, когда братья единодушно отвергли это несостоятельное обвинение, он решил пойти дальше и передал обвинительное письмо в Совет церквей, в котором стояла всего лишь одна его подпись. Он отвез это письмо лично Г. К. Крючкову и имел с ним по этому поводу беседу.

Отклик последовал на удивление быстро. Письмо было зачитано вслух на проходившем в марте 1993 г. очередном совещании СЦ, соответствующим образом прокомментировано, и братья тут же решили принять срочные меры по ликвидации в Москве предполагаемого “бунта”. Для сравнения скажем, что от других церквей в СЦ поступают письма на протяжении многих лет, без всякого ответа. Здесь же реакция на письмо с единственной подписью последовала молниеносно.

В чем причина? У нас есть веские основания считать, что подспудно почва для этого подготавливалась заранее.

Так, пресвитер церкви В.П. Зинченко свидетельствует, что у него было несогласие с уговорами со стороны “старших братьев”, в частности Г.К. Крючкова и Я.Г.Скорнякова, по поводу признания законным служения того, кто, будучи ответственным лицом в братстве, допустил моральное падение. Факт данного греха стал известен пресвитеру по приезду в отпуск из семинарии в Англии, куда он был направлен братством. После установления подлинности факта, а также многих трудных разговоров со служителями, молитвенно советуясь и учитывая положение в церкви, братский совет и пресвитер перед Богом решили поступать по Слову Божьему (Еф.5:3; 1Тим.3:2; Рим.2:11; Иез.44:13) и по совести (Рим.9:1).

В результате произошел негласный конфликт со “старшими братьями”, которые по этому поводу имеют иное мнение. Этот конфликт вылился затем в открытое несогласие и завершился репрессиями, вплоть до беззаконного – внецерковного – объявления пресвитера лишенным достоинства служителя Божия, а затем и до угрозы исключения самой Московской церкви из состава братства.

Но вернемся к последовательному описанию событий.

Итак, на мартовском совещании СЦ было зачитано обвинительное письмо с одной подписью, чем нарушено Слово Божье: “Обвинения на пресвитера не иначе принимай, как при двух или трех свидетелях” (1Тим.5:9). Это первое нарушение Слова Божия повлекло за собой и все последующие. Так, в СЦ было не просто решено исследовать данный вопрос путем личных бесед, совместных молитв и по Слову Божьему, но создался заведомо предвзятый обвинительный настрой.

Посланными от СЦ для проведения дознания были братья Я.Г. Скорняков и А.Я. Куркин. Еще до их приезда среди членов церкви стали распространяться разговоры о том, что СЦ решил серьезно расследовать деятельность пресвитера и братского совета Московской церкви. Личной беседы с пресвитером по этому поводу не было, и 20.03.93 братья Я.Г. Скорняков и А.Я. Куркин вышли с данным вопросом сразу на церковный совет.

Дознание планировалось провести в форме прочтения обвинительного письма в присутствии его автора, перекрестных вопросов в адрес пресвитера и с обязательной записью всего разговора на магнитофон, который братья приготовили для этой цели. Такая форма ведения дела была определена заранее, и Я.Г. Скорняков в ответ на возражение со стороны братьев сказал: “Или так, или вообще никак. Если не желаете с нами разговаривать, то мы уйдем и доложим в СЦ, что вы нас не приняли. Если вы не согласитесь, дело не остановится: мы будем действовать так, как мы решили”.

С большим трудом братьям церковного совета все же удалось уговорить Я.Г. Скорнякова выслушать их без магнитофона и обвинителя, поскольку мы желали, чтобы разговор шел изначально в братском тоне и между равными по достоинству братьями, а не между следователями и подследственными. Он согласился, и беседа проходила на протяжении примерно 2,5 часов. Однако в конце этой беседы Я.Г. Скорняков сказал, что им все же не удалось выполнить наказ братьев СЦ, т.е. произвести дознание с записью на магнитофон, поэтому он считает, что братский совет Московской церкви “не принял братьев”.

Эта заведомо ложная формулировка была затем изложена Я.Г. Скорняковым в форме письменного отчета и подхвачена как главное обвинение в наш адрес. Все последующие действия братьев СЦ против Московской церкви проводились и до сих пор проводятся под этим несправедливым обвинением.

Мы вынесли из этого важный урок: оказывается, “принять” или “не принять” братьев вовсе не значит то, что написано в 3 Иоанна, т. е. разделить или не разделить братское общение в совместных молитвах и искренних беседах. Нет, это попросту значит – дать или не дать “старшим братьям” провести в жизнь заранее принятое ими решение! Поэтому, если даже допустить братьев на членское, но воспрепятствовать принятию заготовленного ими решения, это все равно будет считаться “недопущением” и “непринятием”!

Надо сказать, что в конце беседы мы со своей стороны передали в СЦ некоторые документы, касающиеся обстоятельств дела, а также письмо, где выразили искреннее удивление действиями братьев СЦ. Данное письмо, превратно истолкованное в СЦ, послужило затем очередным обвинением в наш адрес. В силу того, что мы чувствовали некоторую горячность в словах письма, а также потому, что оно вместо восстановления справедливости вызвало только большее ожесточение, мы отозвали это письмо назад, попросив прощения за допущенные ошибки в выражениях. Кроме того, мы передали братьям Я.Г. Скорнякову и А.Я. Куркину нашу просьбу о встрече с Г.К. Крючковым для обстоятельной братской беседы по любым взаимно интересующим вопросам. Однако через две недели мы получили отказ от Г.К., мотивированный все той же формулой, что, якобы, мы “не приняли братьев”, а потому беседа с нами нецелесообразна.

Спустя примерно неделю после визита Я.Г. Скорнякова и А.Я. Куркина на наш расширенный братский совет неожиданно пришел бр. В.А. Маркевич. Ему было предложено участие в работе совета в любой форме, какую бы он ни пожелал, и в конце собрания брат В.А. вдруг сказал с возмущением: “Так это правда или нет, что вы уже решили не принимать братьев СЦ?” (Здесь надо заметить, что до сих пор наши проблемы не выходили за рамки церковного совета; В.А. Маркевич форсировал их вынесение на расширенный братский). Мы спросили брата В.А. Маркевича: “Разве вы не верите собственным глазам, что присутствуете на расширенном братском и что вам предоставлено полное право любого участия?” Немного смутившись, В.А Маркевич ответил, что о “непринятии братьев” ему рассказал Я.Г. Скорняков. После этого расширенного совета у нас была беседа с бр. В.А. Маркевичем в узком кругу, где выяснилось, что он имеет уже сформировавшееся предвзятое мнение о Московской церкви и не захотел принять никаких объяснений с нашей стороны.

03.04.93 на наше членское собрание (перед Вечерей Господней) неожиданно пришли братья А.Я. Куркин и А. Каляшин с пожеланием “поприсутствовать и узнать, чем дышит церковь, особенно ввиду внутрицерковной болезни”. Они заявили о своих правах на неограниченный контроль над любой церковью по объединению, а также доказывали нам, что надо безоговорочно слушаться “старших братьев” и не поднимать вопрос о согрешившем члене СЦ. После некоторой беседы братьям было предоставлено право участвовать в членском собрании, а также предложено поделиться словом назидания.

Однако на следующий день ситуация обострилась еще больше. На Вечерю Господню к нам в гости приехал бр. А. Каляшин. Ему было предложено участие в Слове, а также и в совместном совершении Вечери Господней. Он отказался от совместного совершения, а потом и от участия в Вечере, мотивируя это тем, что “мы не в одном духе”.

Тогда ему было предложено воздержаться и от служения словом, т.к. будет весьма непоследовательным совмещение того и другого. После собрания брату А. Каляшину было также сказано, что если он “не в одном духе” с нами до такой степени, что не может участвовать в Вечере, то тогда он сам себе закрывает дорогу и на деловые членские собрания церкви.

С этого дня, т.е. с 04.04.93 и поныне на нашу церковь оказывается давление таким способом. Разные ответственные братья стали приходить к нам регулярно, чтобы демонстративно не поучаствовать в Вечере, а некоторые члены церкви, с их одобрения, тоже отказались от участия в Вечере, мотивируя это тем, что, по их мнению, “в церкви нет единства, любви, чистоты” и т. п.

На этой же неделе, после Вечери, 07.04.93 при личном участии Г.К. Крючкова позвонил бр. И.П. Плетт и в категорической форме потребовал созыва расширенного братского совета, объяснив это тем, что с церковным советом разговаривать теперь бесполезно, т.к. мы, якобы, “не приняли братьев”. Братья церковного совета, осознавая перед Богом полноту своей ответственности за церковь, а также учитывая неевангельский дух ультиматума и близящиеся Пасхальные праздники, решили, что в силу этих обстоятельств до Пасхи мы не будем вести переговоры по данным вопросам, и что возобновим их после праздника. Это решение было передано брату И.П. Плетту на следующий день.

Далее события развивались все более стремительно. 11.04.93, на Вербное, к нам перед собранием приехали братья Я.Г. Скорняков и А. Каляшин все с тем же требованием созвать прямо на праздник расширенный братский совет. Мы возразили, напомнив, что уже дали по этому поводу отрицательный ответ. Братья согласились, и мы начали праздничное служение. Примерно перед началом служения в молитвенный дом неожиданно вошел Г.К. Крючков. Мы распределили между собой служение Словом, и собрание началось. В конце собрания, во время приветствий и объявлений, Г.К. Крючков сделал то, что по сей день ошеломляет нас своим бесчинством, бестактностью и вероломством, особенно потому, что мы неоднократно давали братьям вполне определенный ответ. Он, ни слова не сказав пресвитеру, подошел к микрофону и объявил, что необходимо сегодня же после служения оставить членское собрание Московской церкви или же расширенный братский совет, чтобы разрешить возникшие болезненные вопросы. Напоминаем: это все происходило на праздничном воскресном служении в присутствии гостей, приближенных и совсем неверующих слушателей!

Реакция основной части церкви и посетителей на это бесчинство была однозначно осуждающей. Пресвитеру пришлось тут же отменить это объявление. Тогда Г.К. Крючков повторил его еще раз. Пресвитеру пришлось тоже повторить отмену объявления, но для беседы был оставлен церковный совет. На этом праздничное собрание закончилось в сильном смущении и недоумении присутствующих.

Вынужденная беседа с братьями длилась много часов кряду. То, что мы там слышали из уст братьев, особенно Г.К. Крючкова, потрясло нас не менее чем его бесчинство во время служения. Это был сплошной поток оскорблений и унижений, граничащих с цинизмом, особенно в адрес пресвитера В.П. Зинченко. Например: “Ты отступник; ты привез к нам в братство западный либерализм; тебе уже никогда не будет восстановления... Возврата в братство тебе нет... Тебе бы надо было сначала зарекомендовать себя в областном совете, потом в межобластном, потом в Центре России, а там, глядишь, и в Совет церквей попал бы!.”, и многое подобное. Чувствовалась явная попытка очернить пресвитера в глазах церковного совета с тем, чтобы вбить между ними клин. В адрес церковного совета сыпались оскорбления, что братья слепо идут за слепым пастырем, что если бы мы не поднимали вопроса, связанного с грехом в СЦ, то братья к ним не приезжали бы еще лет пять. Но наиболее шокирующим было его высказывание по поводу аморального поведения члена СЦ. Здесь Г.К. сказал так: “Не зарекайтесь; вы что, не мужики? С кем чего может не случиться?”

Тем временем, начиная примерно с марта месяца, некоторые члены церкви начали проводить организованную подрывную работу. Они стали тайно собирать подписи под письмом, адресованным членскому собранию, причем на просьбу братского совета рассказать об этом письме последовал категорический отказ. В письме содержался призыв к членскому собранию Московской церкви пригласить братьев в СЦ с тем, чтобы провести освящение и “выявить грех”.

Поскольку не удалось вбить клин между пресвитером и братским советом, теперь последовали попытки расчленить совет и церковь. В церкви начались действия, не согласованные ни с пресвитером, ни с братским советом, и таким образом массированно и в сжатые сроки началась явочным порядком работа по расколу церкви. Она проводилась в нескольких направлениях сразу:

– распространение в церкви и за ее пределами разных слухов, порочащих церковь, братский совет и пресвитера;

– посещение “старшими братьями” членов церкви на дому, а также соответствующие телефонные разговоры;

– регулярное посещение Вечери Господней для наглядного в ней неучастия на глазах церкви и посетителей;

– посещение братьями почти всех собраний, чтобы держать под пристальным контролем всю церковную жизнь;

– поощрение и координация подрывной деятельности внутрицерковной оппозиции.

Ситуация оказалась нетерпимой, и сразу после праздника Пасхи братский совет решил выходить с откровенным и подробным освещением событий на членское собрание. К этому времени уже назрела очевидная необходимость провести его без участия служителей из других церквей.

Однако в назначенный день на него пришли также и не приглашенные на этот раз братья И.П. Плетт и А. Каляшин. Они заявили о своем праве на контроль над церковью даже независимо от ее желания, но пресвитер и братский совет на основании Слова Божия: “Настой во время и не во время” (2Тим.4:2) настояли, чтобы на этот раз братья не присутствовали на членском, т.к. нам надо провести беседу в узком семейном кругу поместной церкви. После участия бр. И.П. Плетта в Слове и молитве братья оставили церковь. Однако впоследствии, на основании письменного отчета бр. И.П. Плетта, нас стали обвинять, что мы занимаемся рукоприкладством и вывели братьев из церкви под руки. Церковь свидетельствует, что это ложь. На деле же выходит, что свидетельство служителя СЦ авторитетнее любого объяснения и опровержения со стороны обвиняемых!

Итак, на членском собрании мы объяснили положение дел внутри церкви, а также причину наших трений в отношениях со “старшими братьями”. Здесь же церковь отвергла письмо с подписью 11-ти человек (на то время в церкви насчитывалось 170 членов), осудив способ его появления и распространения как неевангельский (1Иоан.1:6-7). Церковь также доверила братьям церковного совета и расширенного братского совета вести все переговоры с братьями с тем, чтобы не вводить в смущение церковь и не разрушать веру, в особенности у молодых членов церкви.

Спустя неделю, 28.04.93 состоялся групповой визит в нашу церковь целой делегации “старших братьев” в составе Г.К. Крючкова, Я.Г. Скорнякова, М.И. Хорева, А.Я. Куркина, А. Каляшина и В.Д. Лысенко. Они настоятельно потребовали немедленного проведения членского собрания. Последовала полуторачасовая беседа между братьями Г.К. Крючковым и Я.Г. Скорняковым с церковным советом. Здесь мы услышали из уст Г.К. Крючкова самые страшные обвинения в адрес пресвитера В.П. Зинченко. В весьма неуравновешенном тоне Г.К. назвал его еретиком, затем говорил: “Ты человек невозрожденный и никогда не был возрожденным; ты просто воспитывался в верующей семье и нахватался религиозных слов; в тебе нет ничего духовного; ты человек плотской и с тобой даже невозможно разговаривать, потому что ты не можешь разуметь духовной речи!.. Ты находишься во грехе, являешься рабом греха, и на тебя уже есть столько материала, что можно отлучать раз десять!”

На это братья церковного совета справедливо заметили, что только Папа римский позволяет себе объявлять еретиками и отлучать! Между тем, прошло время, и мы вышли к церкви только за полчаса до конца собрания. После проповеди и молитвы было объявлено о расхождении по домам, но тут Г.К. Крючков опять стал во всеуслышание требовать членского, а на замечание о том, что здесь присутствуют новообращенные, последовал ответ, что и на них будет действовать благодать Божья.

Несмотря на внесенную смуту, собрание все же было распущено, но группа около 20 человек осталась, чтобы выслушать братьев и задать им вопросы. Здесь братья смогли высказать практически все то, с чем они хотели выходить на членское собрание, т.е. разного рода наговоры на пресвитера и на братский совет. Например, пресвитер был ложно обвинен в применении физической силы над бр. Я.Г. Скорняковым с целью недопущения его на членское собрание.

На следующий день 29.04.93 состоялось совещание служителей Центральной части России, где обсуждалось положение в Москве, и в этот же день братский совет Московской церкви принял решение не допускать вышеупомянутых братьев к внутрицерковной работе в силу следующих очевидных причин:

– братья односторонне поддержали в церкви оппозицию и таким образом содействовали церковному расколу;

– проявили бесчинство перед церковью и также перед приближенными и неверующими, чем смутили их души и подорвали свой авторитет;

– вылили много грязи и неправды в адрес пресвитера и братского совета с целью их опорочения, в том числе председатель СЦ Г.К. Крючков сказал в присутствии братского совета, что пресвитер – еретик и никогда не был возрожденным человеком.

Возобновление доступа в церковь возможно для этих братьев только после их покаяния за допущенные прегрешения. Решение было тут же объявлено братьям.

На следующий день 30.04.93 был срочно собран совет служителей Московской области, где обсуждался все тот же “Московский вопрос” и было написано письмо к Московской церкви с призывом допустить в церковь братьев для проведения намеченной ими работы. Письмо стали распространять в церкви по поручению братьев бесчинным путем, минуя пресвитера и братский совет. Таким образом, братья наглядно показали, что значит входить во двор овчий не через ворота, но “инде”. Вполне понятно, что на это последовал справедливый отпор. Братский расширенный совет решил: письмо областного совета не рассматривать, поскольку среди подписавших имеется лицо, к которому, по свидетельствам членов церкви, есть претензии в нарушении целомудрия. Кроме того, пока что не последовало раскаяния со стороны братьев за вышеупомянутые прегрешения. Поэтому расширенный братский поддержал и утвердил решение церковного совета о недопущении братьев к внутрицерковной работе до их раскаяния.

Далее в очень срочном порядке последовала целая серия заранее спланированных судов над Московской церковью и ее служителями. Они проходили по всем инстанциям, начиная от СЦ и “ниже”, т.е. на совещаниях Центральной части России, Московского объединения и Московской области, что наглядно иллюстрирует, как работает иерархическая система.

10.05.93 при участии Г.К. Крючкова и членов СЦ были собраны члены советов и проповедники из всех общин Московской области, а также специально приглашенные обвинители с целью осудить нас силами целой области. Там было выдвинуто много обвинений, суть которых сводилась к уже известному “непринятию братьев”.

12.05.93 при участии этих же братьев СЦ состоялось совещание Московского объединения церквей СЦ ЕХБ. Здесь нам дали возможность высказать свои доводы, однако, в целом дело приняло уже необратимый ход в силу массированной предварительной обработки мнения братьев. Я.Г. Скорняков на этом со6рании выполнял роль судьи, а Г.К. Крючков сказал, что он является “блюстителем трона Господнего в братстве”.

Мы, со своей стороны, предположили братьям немедленно оставить все враждебные действия и начать по-настоящему братские переговоры. Это предложение не было принято. Оставшийся узкий круг служителей СЦ предопределил исход собрания. Он был выражен устами Я.Г. Скорнякова. О пресвитере Московской церкви В. П. Зинченко было сказано буквально следующее: “клеветник, кляузник, мастер интриг, хам, потерял страх Божий, Диотреф, совершает грех противостояния братьям, недостоин быть служителем, ему нет места в областном и межобластном совете” и т. п.

После этого совещания братья СЦ составили письмо Московской церкви за подписью девяти человек (подлинные авторы, братья СЦ, не подписались), которое спустя месяц было вручено пресвитеру В.П. Зинченко братом В.Д. Лысенко. Его главным содержанием было решение братьев “в духе”, что пресвитер В.П. Зинченко “утратил достоинство служителя Божьего”, а также угрозы судами Господними церкви, если она не подчинится этому письму и не пригласит братьев.

13.06. 93 это письмо стали без согласования со служителями распространять в церкви, в том числе и среди приближенных, а на вечернем собрании у В.Е. Наприенко, при участии члена СЦ П.Д. Петерса, оно было зачитано и прокомментировано перед группой членов церкви.

После обнародования данного письма братья создали себе техническое удобство в том смысле, что, поскольку теперь, по их решению, в церкви нет пресвитера, им можно вполне законно проводить любую внутрицерковную работу, ни у кого не спрашивая разрешения, явочным порядком.

Церковь, однако, не последовала требованиям письма. Оказавшись в весьма затруднительном положении, основная часть церкви сделала единственно правильный выбор, т. е., что нужно слушать Бога больше, нежели человеков. Письмо не могло быть принято церковью из-за очевидного нарушения его авторами как учения Евангелия (Мф.18 гл.), так и наших Евангельско-баптистских принципов. Оно незаконно в силу того, что никакая межцерковная организация, союз или объединение церквей не вправе решать что-либо за поместную церковь или навязывать ей свое решение (см. “Вестник спасения” № 3 за 1970 г).

Письмо было расценено, как проявление произвола над церковью, и мы решили дать подробное письменное описание всех сложившихся обстоятельств, адресуя его всему братству.

Так шаг за шагом в церкви усугублялся раскол. Еще до обнародования письма, 06.06.93 у нас состоялось крещение. Группа членов церкви во главе с П.Д. Петерсом не пожелала принимать участие в церковной радости, а вместо этого они получали инструкцию о том, как надо вести себя в церкви.

С ведома и по указаниям братьев оппозиционная группа членов церкви стала действовать еще более активно. Данные друзья усматривали свою задачу в том, чтобы в личной работе с душами, в том числе приближенными, “открывать им глаза”, не участвовать в голосовании на членских, не участвовать в Вечере и отговаривать от участия других, не приветствовать пресвитера и т.п., а начиная с августа 1993г. стали проводить свои самостоятельные собрания, в т.ч. членские с участием “старших братьев”, без уведомления об этом церкви и братского совета.

Тем временем Господь обильно благословлял нашу церковь, и по Его милости, несмотря на столь жестокое противодействие, было крещено только за лето 26 душ. Особенно благословенным и радостным было крещение впервые в нашей церкви группы глухонемых – 7 душ, которые приняли Господа Иисуса Христа с особой искренностью и детской простотой. На крещение были приглашены братья-служители из других церквей братства, и мы вместе совершили благословенное открытое служение на берегу пруда. Однако за участие в совместном с нами служении пришлось поплатиться одному из служителей соседней церкви, которого обвинили в “нарушении братского решения о лишении В.П. Зинченко звания служителя”.

В конце августа в нашей церкви состоялось бракосочетание. Брат А. Каляшин отговаривал молодых, чтобы их не сочитывал пресвитер церкви, пугая при этом потерей благословения, и предложил свои услуги для их сочетания.

04.09.93 состоялось областное совещание, на котором члены СЦ М.И. Хорев и Б.Ф. Рыжук пытались навязать присутствующим все то же незаконное решение братьев о Московском пресвитере, но этот вопрос не прошел. Тут же было сказано и о том, что делегатов на съезд церковь не выбирает, но они назначаются “сверху”.

10.09.93 состоялось членское, на котором Московская церковь подтвердила свое доверие пресвитеру В.П. Зинченко, а 17.09.93 церковь выдвинула его в качестве делегата на общебратский съезд, и гостем – диакона церкви П.Н. Позднякова.

Тем временем на очередном совещании СЦ в сентябре этого года было составлено еще одно неевангельское письмо-ультиматум в адрес Московской церкви. Примечательно, что братья даже не сочли нужным поставить свои подписи под этим письмом. В нем, в частности, говорится, что поскольку Московская церковь не послушала братьев, она не послушала слов Господа, и церкви дается срок до 9 или 10 октября, чтобы допустить братьев на членское собрание. На самом деле братья желают, чтобы мы дали им возможность довершить в церкви то, что уже предрешено на всех “вышестоящих” инстанциях. В противном случае, по их словам, церковь исключается из братства СЦ ЕХБ.

Последними словами этого письма было наставление Господа Иисуса Христа ученикам: “Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня” (Лук. 10:16). Из контекста письма следует, что по истечении срока ультиматума, по мнению братьев, Московская церковь не только лишается членства в братстве, но также и отвергает Самого Иисуса Христа и Бога Отца.

В ультиматуме также содержится нарушение Устава СЦ, где говорится о праве церкви на добровольный вход в Союз и свободный выход, но нигде речь не идет о насильственном выводе из него (см. Устав СЦ §§ 1, 6, 7). Условием пребывания церкви в братстве никак не является обязательное выполнение любых требований межцерковных объединений, и мы считаем, что самовольное исключение церкви руководящим органом Союза – преступление перед Богом, церковью и братством!

19.09.93 на празднике Жатвы Я.Г. Скорняков вручил письмо-ультиматум пресвитеру, а в конце собрания раздавал его членам церкви, вложив в жатвенный “Братский листок”. В этот же день вечером в доме В.Е. Наприенко была оставлена (снова явочным порядком!) группа членов церкви, где при участии Я.Г. Скорнякова и В.А. Маркевича обсуждалось данное письмо.

После этого обстановка в церкви обострилась бесповоротно. Усилилась обработка не только членов церкви, но и новообращенных, которым внушается, что если они примут крещение в этой церкви, то оно будет недействительным. На пресвитера говорят, что он “кощунник”, потому что совершает священнодействие, не будучи служителем (по решению братьев, но не по решению церкви!), что он привез из Англии злого духа и прочее в таком роде.

Невозможно в объеме данного обращения высказать все детально, и то, что сказано,– лишь небольшая доля всего пережитого, выстраданного, выплаканного перед Богом за это короткое время. Мы рассказали лишь о самых наглядных фактах. Однако последнее ультимативное письмо, очевидно, уже переполняет чашу, и мы вынуждены обращаться непосредственно ко всему народу Божьему.

“Не бывало и не видано было подобного этому от дня исшествия сынов Израилевых из земли Египетской до сего дня; обратите внимание на это, посоветуйтесь и скажите” (Суд. 19:30).

Не думайте, что это дело только Москвы, – нет, рано или поздно то же самое может произойти и у вас! В беде находится все наше братство!

Мы просим всех искренних детей Божьих возвысить вместе с нами голос к Богу и вслух всего народа Божьего, потому что братья СЦ беззаконно решили опорочить нас и изолировать от народа Божьего. Это делается вопреки Евангельскому учению, в угоду человеческой системе.

Мы призываем ходатайствовать перед Богом и братством о недопущении утверждения этого незаконного решения братьев о Московской церкви ни на местных уровнях, ни на общебратских совещаниях и съездах. Там же, где такие решения уже навязаны, – умоляем ради Господа, не признавайте их законными, даже если вам их внушают авторитетные лица!

Мы остаемся в братстве, несмотря на все несправедливые обвинения против Московской церкви, потому что у нас нет иного пути, кроме того, на который нас вывел Господь изначально.

Все, и ком жива христианская любовь и простота во Христе, подайте нам вашу руку общения! Мы приглашаем всех друзей посетить нашу церковь, и наглядно убедиться, что нет в руке нашей зла против братства, ни бунта против путей Господних.

Данное письмо просим распространять и размножать любыми доступными средствами, чтобы оно достигло всех, кому адресовано.

Принято на членском собрании Московской церкви СЦ ЕХБ 1 октября 1993 г.

С любовью и молитвой, ваши в Господе:

Пресвитер Московской церкви ЕХБ СЦ:

В. П. Зинченко

Дьякон: Поздняков Павел

Члены братского совета:

Панасевич Сергей, Поздняков Алексей, Колесников Вячеслав, Поляков Илья

Члены церкви: (Всего 102 подписи).


Источник: http://rusbaptist.stunda.org/dop/moscow.htm


Газета «Християнин» 03(28)2008


© 2008-2012