Главное меню

Последние статьи

Случайные статьи

Авторские права
Все авторские права на статьи принадлежат газете "Христианин".

При любом использовании материалов сайта, ссылка на christianin.net.ru обязательна.

Редакция не всегда разделяет мнения авторов материалов.



Ссылки






Украина онлайн

wwjd.ru: Христианская поисковая система.

Церкви.com

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.
Газета "Христианин" (Украина, Херсонская область, г. Новая Каховка) приветствует Вас!

На этом небольшом сайте вы сможете прочитать некоторые статьи из нашей газеты, а так же скачать её электронную версию.

Подарок

Богослужение закончилось. Опустел церковный двор, только сиротливо стоящий автомобиль служителя, с женой и детьми, терпеливо ожидал его прихода. Виктор Давидович, отпустив людей и закрыв кабинет, поднялся в молитвенный зал, привычно окинув его взглядом, и хотел было уже закрыть Дом молитвы, но в глаза бросилась чья-то неприметная фигура на лавочке возле последнего окна. Жар ударил в лицо служителя от одной только мысли, что кто-то в Церкви мог оказаться незамеченным, по-видимому, в непростое для него время. Поставив повидавшую на своем веку сумку у прохода, он тихо подошел и, молча, присел напротив. Почувствовав чье-то присутствие, на него посмотрели два безмерно скорбящих глаза на бледном лице. Это была Таня, молодая сестра, год назад приехавшая из одной сельской Церкви на учебу. Приятная в общении, практически не пропускавшая собраний, она быстро обрела друзей и уже считалась неотъемлемой частью как молодежи, так и Церкви. А рассказанные ее стихотворения всегда вызывали у слушающих не только ободрение, слезы, но часто и молитву. Одним словом, искренняя душа. Таким легко ходить пред Богом, но тяжело жить в мире.

– Брат Виктор, – перервала она мысли пресвитера, – вот вы сегодня говорили в проповеди, что у Бога всегда есть выход. Библия говорит, что так оно и есть, но как его найти, подскажите?

Неловкая пауза наполнила пустующий зал и, казалось, из каждого угла усиливаясь, звучало: «Подскажите, подскажите...»

Виктор Давидович хотел поскорее оборвать эту тягостную тишину, но что сказать этой юной душе, точно не знал.

– Таня, если говорить, в общем, выход в Боге всегда есть, он даже нашелся для разбойника на кресте. А если конкретно, для этого нужен совет, молитва и ожидание в терпении ответа не от человека, а от Господа.

– И вы верите, что Иисус обязательно поможет? Правда?!

И в больших печальных глазах заблестели искорки надежды.

– Обязательно, Таня, обязательно, а сейчас собирайся, поедем к нам домой, пообедаем и к началу вечернего молодежного служения еще успеем поговорить. Меня в автомобиле ждет семья. Пойдем?!

– А это будет удобно для вас? – смущенно восприняла Таня неожиданный поворот событий.

– В доме служителя всегда и для всех должно быть удобно. Пойдем.

Закрыв дом и отдав ключи сторожу, Виктор Давидович подошел к микроавтобусу, открыл боковую дверь и весело спросил: «Кто в рукавичке живет?» Заждавшиеся члены семьи заулыбались и, давая место гостье, оживились. Через короткое время дом служителя наполнился жизнью. Каждый знал, что делать до мельчайших подробностей: на газовой плите подогревалась большая кастрюля с настоящим украинским борщом, кто-то нарезал хлеб, другие накрывали на стол, а младшие, обув Таню в теплые тапочки, наперебой показывали пухлые от множества фотографий альбомы. Семейная молитва. Обед. После обеда младшие помогли жене служителя, Галине Петровне, убрать со стола, а Виктор Давидович с радостного согласия гостьи, пригласил в большую комнату старших детей и жену. Помолившись и успокоившись, все были в ожидании Таниного рассказа. С разрешения, забравшись с ногами на кресло и заботливо укрытая теплым покрывалом (осень все-таки), Таня начала:

– Вы не подумайте плохого, я учусь хорошо, поведение тоже хорошее, ведь родители научили меня любить Господа. Печаль моя о другом. Если бы вы знали, что делается сейчас с моими одногруппниками, с молодежью! Я с ними нахожусь целые сутки в аудиториях, в общежитии, при подготовке домашнего задания. Иногда мне кажется, что мир совсем сошел со своей орбиты. Нет запретов, нет границ, нет стыда, хоть чего-то отдаленно напоминающего мораль, честь, совесть. Я от этого очень устала. Мои одногруппники поголовно имеют парней, курят, пьют, открыто грешат. Родители, педагоги, воспитатели ничего не могут сделать. Недавно нашу старосту, Асю, ребята принести в комнату на руках, так как она была пьяна. Я увещевала ее, но в ответ – насмешки и злоба.

– Может быть, тебе поискать квартиру? – перебила ее Галина Петровна. Она с ужасом представила своих дочерей на месте Тани, и, не ожидая окончания беседы, начала искать выход.

– Да нет... – подумав, ответила девушка, – а кто же им расскажет о счастье, которое мы имеем в Господе? – и продолжила – в этом и есть моя печаль, ведь они гибнут! Им кажется, что они абсолютно свободные люди, без комплексов, а я в рабстве нравов. Что делать, как им помочь?

Наступила тишина. Каждый думал свое.

Виктор Давидович поймал себя на том, что даже не подозревал, как трудно христианской молодежи быть светом Христовым. В его молодости тоже было не просто, но чтобы так уйти во тьму греха?!

Скрипнула дверь. Самый младший сын Мирослав с любопытством просунул голову в комнату. Даже строгий взгляд отца не остановил его.

– Бабушка Оксана попросила, чтобы я принес вам яблок.

Все одобрительно зашумели, протягивая руки к разносу, пока на нем не осталось одно.

– А кто его надкусил, – спросила мама, – не ты ли, сынок?

– Я, мама, – ответил тот, – но яблоко затерялось, и я его не нашел. Хорошо, что оно мне опять попало, правда? – и с удовольствием начал есть, улыбаясь всем присутствующим.

– Я, кажется, знаю что делать, – сказал служитель уверенным голосом, и все почувствовали, что ответ от Господа получен.

Так бывало часто. Семь раз отмерив, пресвитер резал быстро и точно.

Виктор Давидович призвал всех не опаздывать на молодежное служение и попросил, чтобы после его окончания руководитель молодежи зашел к нему домой.

Потом подошел к Тане и сказал:

– А не могла бы наша молодежь провести общение с твоими однокурсниками? Как думаешь, руководство техникума на это согласится?

– Думаю, да, – растеряно ответила девушка, – преподаватели уже предлагали мне организовать такие встречи. Но вы не представляете, какие это сердца. От них можно ожидать такого...

– Таня, волка бояться – в лес не ходить. Не волнуйся, доверим все Господу, ведь написано в Притчах Соломона: «Коня приготавливают на день битвы, но победа – от Господа».

На предложение о встрече и общении в техникуме был получен удовлетворительный ответ. Служение было назначено на вечер ближайшего воскресения. Таня с огромным трепетом сама приклеила объявления: «16 октября 2011 года, в воскресение в 17:00 в актовом зале состоится встреча и общение учащихся техникума с христианской молодежью. Вход свободный».

Ася и ее, как они это классифицируют, бой-френд, Семен, при всех подняли на смех Татьяну, мол, что это, будут учить их уму-разуму? Как бы не так.

Но на удивление Тани во всех аудиториях и группах начались тихие беседы. С этого дня все стали ее узнавать и даже уступать дорогу.

Молодежь Церкви очень обрадовалась этому событию и начала подготовку. Было решено, что в четверг, день, когда не было богослужения, все соберутся для молитвы и составления возможной программы. В назначенное время молодежь, почти в полном составе, собралась в Доме молитвы. Андрей Билык, руководитель молодежи, объяснил ситуацию, рассказав о беседе с Виктором Давидовичем, и то, что служитель тоже намерен пойти с молодежью. Это сообщение укрепило руки присутствующих, и вместе с тем значило, что легкой прогулки в это учебное заведение ждать не приходиться, если уж сам служитель планирует быть там.

После воскресного Богослужения молодежь, слегка пообедав и помолившись, отправилась пешком в техникум. На пороге их встретила Таня, которая не могла скрыть своего волнения и радости. Чего было больше в ее больших глазах, сказать трудно. Автомобиль пресвитера уже был на стоянке. Из него несколько молодых братьев занесли в актовый зал ящики, содержимое которых не разглашалось.

По всему видно, что к встрече готовились и здесь, в техникуме. Все сверкало чистотой, были нарядно одетые воспитатели, преподаватели, студенты. По мере заполнения актового зала огромное волнение наполнило сердца верующих, которые стояли впереди, открытые всем ветрам и мужественно переносили все. Из зала с любопытством на них смотрели десятки глаз. Виктору Давидовичу предоставили место рядом с преподавателями, и он сосредоточенно наблюдал за происходящим, готовый в любой момент прийти на помощь.

Послышались язвительные насмешки, которые должны были подавить уверенность гостей. Ася, демонстративно сидевшая рядом с Семеном на первом ряду, чтобы все услышали, сказала:

– А что вам не разрешают ходить в брюках? Ну да, это же грех непростительный!

Многие, нагибаясь, прятались за спинами сидящих впереди, чтобы сдержать смех. Густая краска появилась на лицах сестер, будто это они стоят перед всеми в недолжном виде.

Вперед решительно вышел бледный от волнения Андрей и во всеуслышание сказал:

– Да нет, в брюках нам как раз ходить, и разрешают, – при этом показывая всем свой опрятный костюм. Пришла очередь улыбнуться и перевести дух христианской молодежи, а Ася, сообразив, как она необдуманно попалась, сама покраснела до кончиков ушей, и очень пожалела, что села в самом центре. Больше всего ее раздражало то, что дольше всех с нее смеялся и никак не мог успокоиться... Семен.

Андрей уверенно продолжал:

– Но мы пришли не для этого. Мы хотим вам рассказать о том, что пережили сами. Среди этой молодежи (он показал рукой на своих друзей) есть те, кто окончил с отличием среднюю школу, есть рабочие, студенты, инженера, экономисты, аспиранты, и все они сегодня вам открыто заявляют, что есть другая жизнь, чистая, без похмелья и угрызения совести по утрам, жизнь, имеющая чудесную цель – служить Творцу, вечному и любящему Богу! Я тоже был в свое время студентом ВУЗа, и именно свидетельство одной простой женщины изменило мою жизнь и наполнило ее смыслом. Давайте встанем со своих мест и в молитве попросим, чтобы Бог благословил наши поиски настоящего счастья и настоящей жизни.

После молитвы звучали песни, стихотворения, свидетельства. После завязалась дискуссия. Студенты задавали вопросы о свободной любви, о вере, о моде, о вечности, о счастливом браке, об ответственности за соделанное перед Богом и людьми. Ася, немного отойдя от первого «прокола», вновь заиграла партию первой скрипки в этом, в унисон играющем оркестре.

– Ну, вы хоть смотрели на себя со стороны, – снова досталось сестрам, – без причесок, не накрашенные, в этих длинных юбках. Вы что с Луны свалились? Да не хочу я такой жизни, это словно быть заживо похороненной, того нельзя, то не тронь. А если я хочу быть свободной, хочу, пока молодость длится, все познать. Жаль мне вас, жаль...

Стало тихо. Даже нигде не заскрипели старые стулья. Вперед вышла дочь Виктора Давидовича, Вера. Это стало неожиданностью даже для отца. Всегда тихая и скромная, она смело обвела зал долгим взглядом и заговорила:

– Меня зовут Вера, я родилась в христианской семье и с детства хожу в Церковь. Закончила школу, ВУЗ, имею любимую работу. Я никогда не красилась, не носила «женских» брюк, не пробовала спиртное, не курила и скажу всем, какое это счастье быть чистой и душой, и телом. У вас в общежитии есть душевые комнаты. Правда, после принятия душа, после тяжелой работы или трудного дня, делается легко, будто сбрасываешь из себя тяжелый груз? Так вот, иметь такое чувство чистоты каждый день, днем и ночью, всегда – огромное счастье.

– Ну, а кто это оценит, кому нужна эта чистота? – не выдержала девушка с рыжими пышными волосами, – я тоже часто ловлю себя на мысли, что хочется быть чистой, жить по-другому, но как это сделать, не знаю? Нет силы вырваться из этой грязи...

Последние слова она не проговорила, а буквально прокричала, и еще долго не могла сдержать нахлынувшие слезы.

– Что ты нюни распустила, – встрепенулась Ася, – тоже мне, подруга. Сколько всего мы вместе пережили, сколько порадовались, а теперь чистой хочешь быть?!

– Девушка, о, если бы удалось прямо сейчас снять с вас маску, – обращаясь к Асе, сказал Андрей, – скажите честно, вам бывает по утрам, после бурно проведенной ночи, гадко на душе? Только честно!

Ася не знала, что ответить. Оказаться в такой момент в центре внимания – испытание не из легких.

– Ну... бывает. Но жизнь продолжается и некогда сентиментальничать, ведь...

– Значит, бывает, – Андрей почувствовал, что Бог дал в его руки кончик страшного мотка. И через совесть Бог останавливает нас, осуждает нас, но мы не хотим слушать Его голос

– Но надо же в жизни все попробовать... – кто-то выкрикнул из зала.

– Зачем? – парировал Андрей – Ну, разве разумно прыгнуть с пятого этажа вашего учебного корпуса, чтобы узнать, что будет со мной после падения? Наверное, на крышу у вас и дверь закрыта, а на крыше перила есть на краю, – обратился он к преподавателям. Те, соглашаясь, кивали головами. Андрей продолжал:

– Зачем испытывать то, что уже всем известно? Кто не знает, что сахар сладкий, соль соленая, а грех ужасен?! Об этом вам говорят воспитатели, родители.

Об этом говорит Библия, – и Андрей без комментариев прочитал несколько мест из этой Святой Книги – «У кого вой? У кого стон? У кого ссоры? У кого горе? У кого раны без причины? У кого багровые глаза? У тех, которые долго сидят за вином, которые приходят отыскивать вина приправленного. Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно: впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалить, как аспид; Глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное, и ты будешь, как спящий среди моря, и как спящий на верху мачты. И скажешь: «Били меня, мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же»». Притчи 23-29-35; «Вот, однажды смотрел я в окно дома моего, сквозь решетку мою и увидел среди неопытных, заметил между молодыми людьми неразумного юношу, переходившего площадь близ угла ее и шедшего по дороге к дому ее, в сумерки, в вечер дня, в ночной темноте и во мраке. И вот – на встречу к нему женщина, в наряде блудницы, с коварным сердцем, шумливая и необузданная: ноги ее не живут в доме ее: то на улице, то на площадях, и у каждого угла строит она ковы. Она схватила его, целовала его, и с бесстыдным лицом говорила ему: «мирная жертва у меня: сегодня я совершила обеты мои; поэтому и вышла навстречу тебе, чтобы отыскать тебя, и – нашла тебя; коврами я убрала постель мою, разноцветными тканями Египетскими; спальню мою надушила смирною, алоем и корицею; зайди, будем упиваться нежностями до утра, насладимся любовью... Множеством ласковых слов она увлекла его, мягкостью уст своих овладела им. Тот час он пошел за нею, как вол идет на убой, и как олень – на выстрел, доколе стрела не пронзит печень его; как птичка кидается в силки и не знает, что они – на погибель ее» Притчи 7:7-23.

Стало тише прежнего. Ася, посмотрев на сидящего с опущенной головой Семена, собрав все силы, бросилась в последний бой:

– Это для вас написано, вы и исполняйте, а мы будем жить, как жили...

Никто не заметил, когда на средину вышел Виктор Давидович.

– Да нет, дорогие студенты, молодежь. Это Слово написано всем, вот послушайте, – обратился он к сидящим и прочитал: «Брак у всех да будет честен и ложе непорочно; блудников и прелюбодеев судит Бог!» В этом тексте есть ключевое слово «у всех», и это Слово или оправдает нас пред Богом, или осудит. Кто споткнулся и хочет встать, тому есть милость и прощение в Имени Сына Божьего Иисуса Христа, а кто не хочет оставить грех, у него обязательно будет встреча с Богом, но тогда изменить что-то будет невозможно.

У одной преподавательницы с рук выпал футляр от очков, но никто не мог шевельнуться, потому что все чувствовали присутствие Невидимого! Виктор Давидович улыбнулся:

– Ой, совсем забыл. Гости всегда приходят с подарками. Мы не исключение. И сейчас молодежь раздаст вам чудесные осенние яблоки. Только у меня будет две просьбы. Во-первых: между хорошими яблоками мы, с определенной целю, положили немного с гнилью, немного с червоточиной и надкусанные, ваше право выбрать любое; а во-вторых: отведаете эти фрукты уже в ваших комнатах. Договорились?

– Да, хорошо, – поддержали студенты. Братья, открыв картонные ящики, понесли по проходах и каждый, внимательно осматривая, брал то яблоко, которое пригляделось. Лоб Семена покрылся испариной, когда он отгребал гнилые и червивые, наконец-то достал хорошее, чем был немало утешен. После тщательно вытирал мокрой салфеткой руки.

– Ну, что у нас осталось? – заглядывая в ящики, продолжал Виктор Давидович, – о, одни червивые и гнилые. А почему вы их не выбрали? А может, я у кого-нибудь выменяю целое на надгрызенное?

– Да конечно, – возразил Семен, – кто знает, кто его ел, и кто он вообще.

– Ну, хорошо, – продолжил служитель -пролетят годы учебы, устроитесь на роботу. Придет время образовывать семью. Парни, девчонки, на какое яблоко вы хотели, чтобы были похожи ваши будущие жены и мужья? На красивые, без пятен и пороков, или на те, которые остались в этих ящиках?

Только теперь Таня поняла, что повлияло на принятие решения пресвитера. Те самые яблоки, какими ее угощали неделю назад в доме служителя.

– Так живите, чтобы никто до времени не попользовался вами, чтобы вы чистые и счастливые могли принадлежать только один другому! И Бог мира да будет с вами.

Молодежь запела чудесный христианский гимн.


Священный огонь, разгораясь над тиром,

Развеял греховную, спящую мглу,

Встает молодежь, обращается к Богу,

И дружно возносит хваленье Ему!


В Европе, в Америке, в Африке жаркой,

Проснулась от мира, греха молодежь.

И слово Господнее светочем ярким,

Разбило в их душах коварство и ложь.


В лесах дикари обращаются к Богу,

И хиппи, оставив бессмысленный путь,

Сегодня иную находят дорогу,

Желая у Божиих ног отдохнуть.


Вот старец больной, сединой убеленный.

Что факел зажженный пронес чрез года.

Обветренный в бурях, познавший гоненье,

В бессильи упал у подножья креста.


Но тут подошли к нему новые люди.

В их сила и молодость была видна.

И факел, горящий, в их крепкие руки,

Старик передал, на покой уходя.


Часы отбивают последнее время,

Последний призыв над землею звучит:

«О, грешник несчастный, оставь свое бремя,

Не жди, когда голос любви замолчит».


Так вдохновенно и собранно они не пели никогда. Улыбки озаряли их лица. Да, это была победа от Господа!

Вдруг, разрыдавшись, из зала выбежала Ася. От неожиданности у Семена яблоко выпало из рук, Андрей, подняв его и присев возле Семена начал что-то говорить с ним. Студенты и христианская молодежь по двое, по несколько человек, начали непринужденное общение. У молодых много общего. Преподаватели и работники техникума окружили Виктора Давидовича, высказывая свое восхищение и молодежью, и встречей, и тем, что услышали впервые Правду. Все желающие получили Евангелие и служителю посыпались вопросы:

– Виктор Давидович! У нас учится много верующей молодежи с других Церквей нашего города. Почему же они внешне, да часто и внутренне, мало, чем отличаются от неверующих детей?

– Это не их вина. Очень много зависит от священников, как они уразумели Библию, как живут сами и как учат свою паству.

– Получается, что Вы держите молодежь в «ежовых» рукавицах?

– А что, похоже? – засмеялся служитель. Заулыбались и остальные.

– Да в том то и дело, что не похоже, – заметила седая воспитательница, – наоборот, стиль их жизни им самим очень нравится. Это видно невооруженным взглядом. Похоже, что это их личный, сознательный выбор.

– Милая женщина, Вы ответили за меня, – восхищенно заметил Виктор Давидович, – они и вправду свободны в выборе Церквей, стиля жизни и служения Богу. Но Слово Божье открыло им истину, истина сделала их свободными, независимыми от мнения людей. Вы думаете, жить по Слову Божьему в наше время это ли не огромная цена?

И, сделав паузу, добавил:

– Вы ведь знаете, что мертвая рыба плывет по течению, а живая в борьбе преодолевает все преграды, стремясь к цели. Согласны? Только на чей стороне вы? Если Господь есть Бог, то Ему последуйте.

Возразить этому искреннему и энергичному пресвитеру никто не решился. И не по причине отсутствия красноречия, преподаватели все-таки. Наяву был виден контраст между светом и тьмой, и этого оказалось достаточно.

Поблагодарив за теплый прием, за приглашение, и пожелав всем Божьих благословений и встречи со Христом, служитель попрощался.

Таня провела молодежь до ближайшей остановки, а сама со смешанным чувством возвратилась в общежитие в свою комнату. Первое, что бросилось ей в глаза, это румяные яблоки на тумбочке подруг. Их никто так и не тронул. Все уже отдыхали. Таня, по обыкновению, помолилась и легла в постель. Через приоткрытые шторы яркий свет полной луны освещал комнату. Никто не спал. Тишину нарушила Ася:

– Таня, а если яблоко уже безжалостно надкушено, неужели нет шансов на счастье? Неужели у Бога нет для таких, как я выхода и утешения...

Голос ее дрогнул, и тихое рыдание не позволило продолжить вопрос. Казалось, плакала душа. Да, так оно и было. А как иначе, если с нею, с этой самой душой, поговорил Бог! Кто-то заплакал еще. У Тани тоже потекли слезы.

– Ася, девчонки, а как вы представляете, что у Бога не найдется для каждого человека выхода? Даже для разбойника на кресте нашелся выход – вспомнила она недавний разговор с Виктором Давидовичем. Как было бы здорово, если бы он был здесь.

– А как же восстановить яблоко, Таня? – спросила Ася.

– Господь всегда творит новое, для Него это не составляет труда. Было бы ваше желание. Вот послушайте, для чего приходил Христос? И Таня наизусть начала цитировать один из любимых стихов Библии: «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу» (Луки 4:18).

– Как же хорошо сказано, – прошептал кто-то, – «...отпустить измученных на свободу». Наверное, это и есть счастье...

Разговор никто не поддержал. Одна за другой они уснули в ожидании прекрасного утра.


Василий КРАВЧУК


Газета "Христианин" 01(49)2013


© 2008-2012