Главное меню

Последние статьи

Случайные статьи

Авторские права
Все авторские права на статьи принадлежат газете "Христианин".

При любом использовании материалов сайта, ссылка на christianin.net.ru обязательна.

Редакция не всегда разделяет мнения авторов материалов.



Ссылки






Украина онлайн

wwjd.ru: Христианская поисковая система.

Церкви.com

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.
Газета "Христианин" (Украина, Херсонская область, г. Новая Каховка) приветствует Вас!

На этом небольшом сайте вы сможете прочитать некоторые статьи из нашей газеты, а так же скачать её электронную версию.

Непостижимы судьбы

Наша жизнь началась не сейчас, не сегодня она и закончится. Многие века создавалась история и каждый момент этой жизни возможен потому, что были столетия до него. Об этом мы должны постоянно помнить, это мы должны четко осознавать, чтобы продолжать жить, оставаться связующим звеном в непрерывном потоке времени.

Память о наших предках составляет главное богатство нашей души. И не важно какими они были: знаменитыми или не очень, богатыми или бедными, героями или предателями – не важно, это наши прародители, жизнь которых должна быть для нас уроком. Ведь каждый человек оставляет свой след в жизни, память о своих делах, мыслях, жизненных устремлениях. И то, что мы сейчас имеем во многом зависит от них, наших прародителей.

Я до сих пор задаюсь вопросом, так много хороших людей на свете: добрых, отзывчивых – и не спасенных. А я не была такой, но Господь Иисус выбрал меня. За что такая милость? А может это заслуга моей прабабушки или прадедушки, о которых я даже не знала. Может я, результат их богобоязненной жизни, веры, их молитв? И счастлив тот, у кого была такая бабушка или такой дедушка, кто знает их по имени, и принял от них факел веры, чтобы нести дальше.

Мой рассказ о совершенно разных родах, семьях, судьбы которых соединил Всевышний в одну большую дружную семью – это семья Анатолия Евстафиевича и Ирины Витальевны Прокопчук. Уже 26 лет они вместе. Господь подарил им прекрасных семерых деток. Старшую доченьку Надежду и сыновей: Виктора, Евгения, Владислава, Сергея, Александра и младшенького Андрюшу. Вся семья служит прекрасным дарованием от Бога – пением и игрой на различных музыкальных инструментах. Но тому что уже есть должно быть начало, и я хотела бы начать с Ирины Витальевны Ковалевой, с ее истории. С 1920 годов, именно в те года она и началась для нее.

Уже сегодня история нам рассказывает более полную картину тех довоенных и послевоенных годов. То, что раньше вуалировалось – сейчас обнажилось. Никто уже не скрывает, как страшно тяжело было выжить в то нелегкое время. Люди оставляли свои дома, и ехали в неизвестность, ища не роскоши, а способа выжить.

Что это было за время? Время бесконечных военных действий. И Нижние Серогозы, Херсонской области, эта участь так же не миновала. В январе 1920 года советская армия в очередной раз освобождает село от белогвардейцев и возобновляет свою деятельность, а именно ревком, партийную ячейку и сбор средств для Красной армии. Я могу только представить, что можно собрать с людей, многие годы находящихся в периодических военных действиях!

Уже в июне белогвардейцы вернулись к власти. Бои возобновились и продолжались до 29 октября 1920 года. В этот день стрелковая дивизия освободила Нижние Серогозы. В 1921 году было проведено перераспределение всех земельных угодий. Землю получили даже безземельные и малоземельные крестьяне.

Возможно этот факт и послужил поводом для бедных переселенцев. «Дают землю, 2,5-3,25 десятин (на едока) – можно выжить!» – думали многие. В это время распределения и приехал прадедушка Ирины Витальевны – Роман Иосифович Луговской со своей женой (прабабушкой) Дарьей. Приехали с надеждой на лучшее будущее. Но судьба сыграла злую шутку, 1921 год оказался неурожайным. В село пришел голод, и вся надежда рухнула.

Советская власть принялась решать проблему – местных богачей обложили налогом (а были ли те богачи?). И лишь в 1922 году государство послало помощь – вагоны с хлебом. А как люди жили целый год? Вечно голодные дети, умирающие старики, заплаканные и обессилившие матери, поникшие глаза и ослабевшие отцовские руки, если таковые еще остались после долгих сражений.

Год прошел, унеся за собой и многие жизни. А те, что остались в живых, кого-то благодарили. Кого же? Счастливый случай, возможно, советскую власть? Кого же благодарила семья Луговская? Роман Иосифович? Был ли его отец Иосиф верующим? А может Иосифа родители любили Бога, а может он был евреем? История ответы на эти вопросы унесла в прошлое. Как и то, что было у Романа в сердце, когда жена Дарья в голод родила дочурку. Во что он верил, на кого надеялся?

В 1924 году у Луговских родилась вторая дочь – Мария. Она и стала столбом веры на который обопрется ее будущее поколение. А пока малышка мирно спит в своей колыбельке, даже не подозревая о том, какой жизненный крест она понесет. Сколько радостей и скорбей переживет. И какой конец ее ожидает. О, если бы она могла понять слова Ангела, возможно стоящего у ее колыбели и этот нежный Божий шепот, благословляющий ее: «Конец твой будет хорош!» Через три года родилась в семье Луговских и третья дочь – Галя. С 1925 по 1928 гг. в Нижних Серогозах началась коллективизация. И уже 1 февраля 1930 года насчитывалось тринадцать колхозов. Роман Иосифович Луговской был авторитетным человеком. Молва о нем шла хорошая, говорили, что он был честным и добрым человеком. Такие люди были нужны советской власти. Ему предложили возглавить пост председателя колхоза, но Роман Иосифович отказался. Почему? Говорят, был скромным человеком и властвовать не любил. А может были на то и другие причины? Но советы не любили, когда им отказывали. В этот же день Роман Иосифович не вернулся домой, а ближе к полудню на бричке приехали уполномоченные властью изъять имущество у врага народа. Забрали все, ничем не побрезговали. И сидела Дарья у своей пустой землянки, с тремя малолетними детьми рыдая от горя, да кто поможет? Просить некого. К вечеру из кустов показался Роман Иосифович, он быстро бросил им их одеяла и исчез. Это была Дарьи с Романом последняя встреча. Позже они узнали, что отца куда-то за что-то заслали отбывать наказание. Как эти годы жила Луговская? Может молилась, а может проклинала свою тяжкую долю. Трое деток и снова голод. Этот был страшнее прежнего. Отец вернулся в 1933 году, но мамы больше не было, умерла истощавшая. Детей сохранила. А через семь лет снова война и надолго.

Прошли годы. Девочки выросли. Закончили школу. И разошлись их дороги в разные стороны. Одна Мария вернулась подымать Нижнесерогозский район. Мужчин страшно не хватало, вот женщинам и приходилось их замещать. Работала Мария трактористкой. Ох, не женское это дело в мазуте ковыряться, да что поделаешь. Трактор оказался судьбоносным. Представили к ней помощником мужчину – Николая Патра. Велели учить. А они взяли да поженились (воздух, наверное, в наших степях слишком чистый, романтикой навевает). Стали жить Мария с Виталием, да детей родить. О Боге некогда было думать. С утра до ночи в колхозе, а потом еще дома работы хватает. Время от времени место жительства меняли, но рядом, не далеко. Нижнесерогозский район родным стал, жалко было бросать.

Пока молодой и силы полный, вроде бы и жизнь хороша, но беда, когда болезнь повстречаешь. Заболел Марии муж Виталий тяжелой болезнью – туберкулез. Вот с этого момента все и пошло по наклонной.

Что делать? Куда бежать? Стадия неизлечима. Переехали в с. Волынское, 40 км от Нижних Серогоз. Новое место, новые люди, а радости нет – двое детей на руках, да муж тяжело больной. Как жить дальше? И вот в это, казалось безвыходное время, когда надежда на людей истаяла вовсе, к нам приходит Бог. Наверное, в нашем бессилии, мы больше способны Его услышать. В этом селе жил один верующий старичок. Как Мария с ним познакомилась – для нас загадка, одно для нас верующих понятно – пришло время действия Господня. И если бы дедушка промолчал, Он Сам бы к ней заговорил.

Движимая горем Мария стала взывать за помощью к Иисусу. Дедушка-христианин подсказал, где собираются верующие и любящие Бога. Так она оказалась в Каховской баптистской церкви. Воскресные собрания старалась не пропускать. На автобусе добиралась с дочкой.

Все было хорошо. И пение хора, и проповеди (так назывались разъяснения Библии с трибуны, то есть кафедры). Эти несколько часов давали какое-то облегчение. Здесь снова появлялась надежда на счастливую жизнь. В одном из таких собраний Мария покаялась в своих грехах перед Всевидящим Богом. Ведь было за что, а кто из нас безгрешен? Можно обманывать людей, можно обманывать себя, но когда мы находимся в присутствии Божьем, не можем обманывать, Божья святость освящает все уголки нашей души, и даже те, о которых мы забываем.

Мария радовалась новому состоянию ее души. Доченька Людмила так же заметно менялась в их отношениях. Но было нечто, что не менялось – мужу не становилось лучше, а наоборот, состояние его ухудшалось. Но Мария продолжала молиться за его исцеление и верить, что Господь обязательно это сделает. Приближался день ее водного крещения. Завтра она будет вступать с Господом в завет и обещать служить Ему доброй и чистой совестью. Это должно случиться завтра, ну а сегодня – умер ее муж, а с ним и вера, и надежда. «Ты не услышал меня и не помог. Тебе нет дела до меня, а может Тебя просто нет, не существует?» Одно смущало, улыбка на лице ее мертвого мужа. Он знал о Боге от своих родственников и ей рассказывал. С разбитым сердцем и верою она стала жить. Танцы, клубы, застолья. Дети выросли. Старшая дочь вышла замуж и уехала жить в г. Таллин. Там она и родила двух прекрасных внучков: Иришку и Андрея.

Новость о болезни старшей дочери была, как гром среди ясного неба. Дорогой в Казахстан Мария Романовна ни о чем другом не могла думать. Рядом сидела подросшая младшая дочь. «Какие они разные», – думала она. Людмила выучилась на бухгалтера, а этой – снова в школу захотелось, учителем. В Казахстане на то время такую профессию получить было легче, Нина, сестра Марии Романовны, так сказала. Вот и ехали к ней. Все тот же наболевший вопрос: Что делать? Снова смерть постучала в ее дом. «А может в этом моя вина», – мучилась Мария. «Может это из-за того, что я Бога оставила?»

Как, когда и где, но она нашла в Казахстане верующих. Большая пятидесятническая церковь – сюда направил ее Господь. Здесь она и покаялась, получила духовное крещение и приняла водное. По-другому Мария посмотрела на жизнь человеческую. Поняла, что смерть – это не конец – это переход из жизни в вечность. Да, она захотела, чтобы ее дочь была спасенной, и она стала молиться, а Бог начал действовать.

Через пару лет Людмила с мужем Виталием переезжают жить в Казахстан. В это трудно было поверить, им оставались считанные месяцы, до того, чтобы получить новую квартиру в г. Таллине. Но у Бога были другие планы. Новое место, новая хорошая работа инженера, жилье. Все так прекрасно слаживалось, но болезнь жены прогрессирует, и Людмила тает на глазах. Мария Романовна переезжает жить к дочери. Время от времени в памяти всплывает последнее богослужение, на котором она попросила церковь помолиться об исцелении ее дочери. Мария Романовна услышала такие слова: «Так говорит Господь!», – слова Спасителя были мягкими и утешительными, но решение на небесах было принято – молодая жизнь ее дочери на этой земле прервется. Она будет со своей Людочкой до последней минуты. Она расскажет ей об Иисусе, о Его любви и прощении. С большим трепетом Мария Романовна ждала этой встречи. Но, зять не разделил с тещей радости о спасении. Мало того, строго настрого запретил даже вслух произносить это Имя в его доме, иначе она будет вынуждена покинуть их.

И она молчала. Молчала при Виталии, но когда оставалась с дочкой, это было сверх ее сил. Людмила умирала! Как она могла молчать? Слова неудержимым потоком сами текли с ее уст. Мария Романовна то пела, то молилась, и в сердце Людочки всплыли воспоминания о еще не далеком детстве. Как она была на собрании верующих, как она по-детски молилась, как пела, в те мгновения. Казалось, что ангелы ей вторят с небес. А воскресная школа – это была совсем другая жизнь, чистая и светлая. А потом пустота. Были радости и просветы, но быстро проходящие. Душа. Душа за чем-то скучала все эти годы. И вот теперь стало ясно – она тосковала об Иисусе, потому что полюбила Его детским сердцем. В последний год своей жизни Людмила приняла дар «спасение» и Бог крестил ее Духом Святым. Очень сильно хотела принять и водное крещение. Боялась, что до лета не доживет. Крещение принимала зимой, в проруби. Радость завета не мог охладить даже ледяной холод. «Спасена! Так и умереть уже не страшно!» 1 сентября Людмила отошла к Богу, успокоилась в Его объятиях.

Последние месяцы жизни своей доченьки Мария Романовна будет помнить всегда. Ту радость спасения, чрез слезы дикой боли у нее не возможно было отнять. А как она пела, этот чудный голос унаследовала, и ее маленькая дочка Ирина. Священное Писание знала не хуже проповедников. «Откуда ты это знаешь?», – удивлялась Мария Романовна. «Знаю», – отвечала та. 31 августа Людмила рассказала маме: «Мамочка, ко мне приходил Христос. Сказал, чтобы я готовилась, завтра Он меня заберет». Слова прозвучали еле слышно, горло стало твердым, как камень, из-за чего даже говорить, не то, что есть, было не выносимо трудно. Мать стояла и смотрела на свое умирающее дитя. Да, для нее она так и осталась ребенком. Какое это горе, хоронить своих детей. Людмила умерла, как и сказала. Ушла тихо, вернулась в объятия своего Господа.

Ну, а Мария Романовна пока осталась жить с внуками и зятем. Трудно было и зятю Виталию. Свою боль он пытался заглушить всяческими развлечениями, но они почему-то не помогали. Дети полностью были под бабушкиной опекой, отцу было не до того. И вот однажды внучка Иринка вышла на улицу погулять с подружкой, а та ей:

– Что ты сидишь как Иисус Христос?

– А Кто это? – спросила Ирина.

– Не знаю, но так говорят.

Игра завязалась, тема забылась, но не для Ирины. Не давало ей покоя это Имя.

– Бабушка, Кто такой Иисус Христос? – вопрос прозвучал как молния.

У Марии Романовны сердце застучало, словно хотело выпрыгнуть, а ноги подкосились, что пришлось присесть.

– Кто тебе о Нем рассказал?

– Соседка. Но она не знает Кто это? Бабушка, расскажи!

Страх перед зятем и стыд перед Богом, все смешалось… «…камни возопиют» – слова Священного Писания прозвучали так отчетливо, что она не смела ослушаться.

– Садись, дорогая, и слушай, только уговор – отцу ни слова!

С того дня в маленьком сердце родилась вера и мало-помалу с каждым днем все возрастала. Ирочке нравилось слушать бабушкины рассказы об Иисусе. А еще она очень любила петь.

После смерти мамы Люды, папа Виталий редко гулял с детьми, но сегодня они радостно шагали в магазин всей семьей. Ирочке так было хорошо на сердце, что она забыв о предостережении бабушки запела христианский гимн во весь голос. Лицо Виталия от возмущения изменилось: «А это что?» – грозно спросил он.

Ирочка поняла, что секрет раскрыт. Чем закончился этот инцидент неизвестно, но таиться им больше не пришлось. Одно печалило Иринку, что ее младшего брата Андрея Иисус совсем не интересовал, и папу это весьма радовало. Жизнь в Казахстане больше не имела смысла для зятя Виталия. И он велел Марии Романовне паковать вещи. Так они вернулись на те же степи Херсонской области, а Мария Романовна и в свою церковь, которую посещала уже не одна, а со своей внучкой. Но с Казахстана она приехала крещенная Духом Святым, и очень ей хотелось побывать на таком же служении. Верующие баптисты хорошо знали одну пятидесятническую церковь в с. Казацкое Бериславского района, туда ее и направили. Да, она ей была по духу, так и осталась в ней.

Становясь взрослее Ирина никогда не сомневалась в том, что Бог есть, что Он рядом и что любит ее. У нее не было неверующих друзей и ее никогда не тянуло на дискотеки. Но ее всегда можно было увидеть каждое воскресение, стоящую рядом с бабушкой на остановке и те, кто знал их, понимали, что они едут в церковь.

А как же Андрей? Ирина молится за него и сейчас. Еще маленьким бабушка возила и его на богослужения, тайком от зятя. Виталию это страшно не нравилось. Но уже будучи подростком Андрея увлекла греховная жизнь. Виталий понял, что теряет сына. Прибежав к Марии Романовне, стал умолять, чтоб она что-то сделала:

– Вези его к себе в церковь. Я согласен!

– Слишком поздно. Остается только молиться, – ответила Мария Романовна. И она молилась до последних своих дней.

В последние месяцы ее жизни зять Виталий заметно похудел. Видно было, что он чем-то болен. Когда Ирина навещала его, он обязательно заводил беседы о Боге, о вере. Умер Виталий Михайлович Ковалев в мае 2001 года. А за день до своей смерти попросил Марию Романовну научить его молиться. «Своими словами, родненький, Богу не нужны заученные молитвы». Жалко было смотреть на него, хоть и самой не сладко. Любила его как сына, и он любил ее, как мать. А в сентябре того же года, и сама отошла в вечность. Есть кому ее там встречать. Шла с надеждой на встречу не только дочери, но и зятя, оставив на земле вместо себя хорошую молитвенную замену.

Сегодня Ирина Витальевна добрая, заботливая мамочка, любящая жена и отзывчивая христианка. Ирина Витальевна благодарна Богу за прожитые счастливые годы юности, за настоящее и будущее. Именно ее жизнь оказалась тихой спокойной гаванью, после стольких ветров, штормящих жизнь ее предков. И благодаря каждому из них она имеет эту жизнь. И чтобы жизнь была и в будущем тихой и полноводной нужно сохранить детям и внукам течение реки в ее берегах.

История брата Анатолия немного другая и берет она свое начало позже, с конца 1930 годов. Незадолго до войны уверовали его дедушки и бабушки. И хотя жили они в разных областях и совершенно тогда не знали друг друга, это не помешало Иисусу сроднить их не только родственными связями в будущем, но и Кровью Своей.

Степан и Ганна Рещиковец жили в лесу на хуторе возле села Луко Владимирецкого района Ровенской области. В этой семье родилась мама брата Анатолия – Полина. А Каленик и Паша Прокопчук жили в Шумском районе Тернопольской области на своем хуторе возле села Андрушевка. Как они узнали об Иисусе? Как уверовали? Об этом остается лишь предполагать. Но кое-что нам оставила история.

Западная Украина намного раньше других регионов страны познакомилась с силою Духа Святого. Почему? Люди стали выезжать на работу в Соединенные Штаты. Находясь там некоторые односельчане села Быковцы Тернопольской области (двадцать пять километров от родного села Прокопчуков Андрушевки) уверовали и приняли крещение в церкви пятидесятников. В конце 1919 года по возвращении в родное село уверовавшие начали проповедовать землякам. Появились первые плоды благовестия – к Господу пришли родственники и соседи. Уже в 1922 году в с. Быковцах намечалось проведение первого водного крещения. Но польская полиция воспрепятствовала этому (Западная Украина в те годы находилась под властью Польши). Крещение состоялось в следующем году в селе Старый Алексинец. Здесь с 1921 года и стала существовать первая на Тернопольщине община евангельских христиан. В завет с Господом вступили сорок человек.

Зачем я Вам это пишу? Мне хотелось бы вместе с Вами пройтись этими далекими поросшими временем тропами. Но в наших сердцах пусть они будут не забыты. Ведь кто-то принес этот горящий факел Духа Святого и на нашу истерзанную землю. Тогда было редко когда встретишь образованных проповедников, ярких отчеканенных проповедей, была простота и Сила Божья. Именно с этим шли уверовавшие к неверующему народу.

С таким проповедником встретились Степан и Ганна Рещиковец на Ровенщине. Обыкновенный пастух, который ходит из села в село, из хутора на хутор ища работы, но при этом возвещая истину. От его проповедей и уверовали молодожены и еще много односельчан. Пастух пасет, а церковь растет. История говорит, что в начале 20-х годов на Волыни возникают общины евангельских христиан в Духе Апостолов. До 1925 г. во многих селах возникают церкви и отдельные группы верующих и уже в средине 30-х годов их насчитывалось до 500 общин.

Волну Духа Святого невозможно было угасить и церковь продолжала расти. Однако в 1939 году все остановилось. В Польшу пришла война, а западная часть Украины вошла в состав Советского Союза. О второй мировой войне я знала лишь из учебников и советских фильмов, где все естественно освещалось художественно. Но правду где услышишь? Да и кому она нужна сегодня. Любая война – это горе.

Пытаясь найти хоть какую-нибудь информацию о дальнейшей судьбе христиан того времени, я обнаружила «безответные письма». Эти письма чудом прошли советские границы и достигли адресата. Писали наши братья с Украины, Белоруссии, Польши… Рассказывали о том, что им пришлось пережить начиная с 1939 года. Писали открыто, ничего не тая и не приукрашивая. Это очень больно и страшно читать, не то, что пережить. Я не буду цитировать их, лишь некоторые фразы, чтобы понять нам, как христианину в военное время было тяжело оставаться верным Иисусу.

«Дом пресвитера польской общины был окружен солдатами и толпой, которые кричали, чтобы их убить, но Господь их семью сохранил. А некоторые ложно говорили на брата, представляя его как немецкого шпиона».

«Сестра Эльза была кухаркой в библейском институте до войны – ее замучили насмерть вместе с родителями. Когда ее нашли, то трудно было узнать…»

Одних забирали с домов и сразу же расстреливали, других отправляли в Сибирь, а некоторых живьем сжигали. И еще одно письмо: «Хочу описать, хотя вкратце, переживание верующих на Волыни в 1944 г. Это было испытанием нашим братьям пятидесятникам, которые были переплавлены, как золото в горниле. Во время войны появились партизаны, которые насильно начали забирать с собой молодых братьев, дабы шли с ними воевать. Наши братья не хотели. Тогда они насильно брали и выводили их за село и били, что тело было черное, к тому еще кололи штыками. Молодых сестер заставляли идти в санитары, и в одну ночь взяли семерых… – закололи их. Такой смертью умерли наши братья и сестры за Имя Господа Иисуса Христа».

Возможно после такой близости Бога с людьми, после такой благодати, которую уверовавшие прочувствовали до войны, Господь хотел испытать их преданность, испытать их веру?

В одном из «безответных» писем брат пишет, что многие отпали, но те, что остались – стояли твердо, и Бог крестил Духом Святым.

Степан Рещиковец был не так давно уверовавшим, когда пришла война. Господь был к нему щедр, расположив к Степану сердце одного чиновника. Знал тот, что Рещиковец «штунда», что оружие не возьмет, а значит погибнет. Жалко ему было Степана – хороший, ценный работник в тылу. Держал возле себя сколько мог. Но когда пришла полная мобилизация, скрывать его было смертельно опасно. Степана Рещиковца призвали в армию, и за отказ взять оружие пришлось отбывать наказание на Донбассе. Дома осталась Ганна с шестью детьми. Как она прожила эту войну знает один Бог. Домой Степан вернулся, но подорванное здоровье не дало дожить до старости. Отошел в вечность…

Каленик Прокопчук так же не пошел на фронт. Вся война прошла в бегах в укрытиях. Кто-то скажет, что христиане предатели! Ошибаетесь. Мы против насилия. Какое мы имеем право лишать жизни человека, пусть даже врага? Не мы дали ему жизнь и не нам отнимать. В тех же «безответных» письмах я читала, как наши братья были полезны и без оружия. Ездили на машинах развозя припасы, раненных вытягивали, прикрывая собой, калеченных. Но властям легче было приговорить «предателей», чем идти на компромисс. Не все были смелыми, что греха таить. Страх присущий человеку и бороться с ним порой не под силу даже христианину.

Война закончилась. Но что мы имеем? Разруха, болезни и страшный голод. Церковь потихоньку начала оживать, зализывая глубокие раны, подсчитывая невосполнимые потери.

7 мая 1945 приняли постановление «О мерах по восстановлению и дальнейшему развитию хозяйств Львовской, Тернопольской, Дрогобычцкой, Черниговской областей». Документ провозглашал «о реконструкции и развитии отраслей промышленности». Все силы были брошены на нефтепромышленность, металлообработку, приборостроение и т. п. Из-за этого пищевая и легкая промышленность сильно хромали. Параллельно стали проводить коллективизацию. При этом стало естественным нарушение закона. Так в Волынской области всего лишь за шесть месяцев было зарегистрировано 32 случая нарушений (среди них избиение граждан, изъятие их собственности, незаконные аресты, угроза оружием). Массово выселяли «кулаков». Людям не хватало хлеба. И уже в 1949 году многим колхозам Западной Украины не выдавали зерна вовсе, а про деньги и как они выглядят трудящиеся и вовсе забыли. Такая ситуация просто подтолкнула людей на мысль искать другое жилище. Христиане не исключение. Семьи большие, кормить нечем. А там, на юге Украины, говорят, зерно прям на поле оставляют, хранилищ не хватает, да еще деньги дают.

Так в 1956 году приехали на херсонские поля в с. Ярмаки (сейчас территория г. Таврийска) семья Прокопчуков, а семья Рещиковцов в с. Ингуловку.

И началась работа. День сменялся ночью, работа, работа… Господь отошел на задний план, а вскоре и вовсе был забыт. Все бы так печально и закончилось, если бы не Божья милость. Господь побуждает молодые сердца. Подросшие дети подымают еле тлеющий факел веры. По домам стала собираться с детства верующая уже молодежь. Собрания были горячими, Дух Святой действовал настолько, что во время богослужений явно слышен был голос Божий. Страх и трепет перед Всевышним чувствовали все присутствующие. Вот так дети спасли родителей. Память об этом до сих пор хранит сестра Полина, в прошлом Рещиковец, а сегодня – Прокопчук. На одной из христианских свадеб она встретилась со своим будущим супругом Евстафием Прокопчуком. А в 1970 году родился их первенец Анатолий. Как и его жена Ирина, он никогда не сомневался в Божьем существовании. С ранних лет Анатолий искренно поверил в Иисуса. У Бога был план по отношению к этой душе. Я до сих пор помню пророческое слово к брату Анатолию на одном из служений: «Я хочу говорить к тебе, как к Самуилу».

Но кое-кому это рождение было весьма неприятным. Поэтому с ранних лет враг душ человеческих пытался убить мальчика.

Еще грудничком у него остановился желудок, он еле дышал. Мама Полина пришла в ужас, ребенок как не живой.

– Господи, помоги! – молилась горячо.

Вскоре Анатолий уснул.

Как мать, я могу представить каково было сестре Полине дождаться пока ребенок проснется: «А дышит ли еще?»

Спал мальчик очень долго, а проснувшись, чувствовал себя совершено счастливым.

Однажды ночью Полину разбудила гостившая у них бабушка. Кто-то задыхался. Подскочив к кроватке она увидела, что сын каким-то образом запутал веревку на шее, которая была привязана к кроватке. Он уже синел. И в этот раз Бог вовремя пришел на помощь.

Беззаботное детство пролетело, а с ним и школа. Не все было гладко. Были и неприятные моменты. Все знали, что Анатолий – христианин. Ни октябренком, ни пионером не был: «Один у меня Бог – Иисус Христос – Ему служу и Ему поклоняюсь».

Учителям это конечно не нравилось. Были и насмешки, и презрения, но он все это прошел достойно.

В 1987 году принял водное крещение. А через год пришла пора идти в армию.

В то время брат Анатолий работал на электромашиностроительном заводе, где на тот момент работало более десяти тысяч человек. Как-то накануне отправки в армию, осознавая всю сложность службы для верующих и не всегда доброжелательное отношение к друзьям по вере на заводе, где их работало немало, хотелось сделать что-то приятное для христиан и тем самым подбодрить себя. И вот, в ночь перед отправкой в Херсон на сборы Анатолий вместе с коллегой-христианином Виктором Яромичем решили сделать сюрприз работникам завода. Они залезли на высокую (более полусотни метров) трубу заводской котельни и сделали краской надпись большими буквами «Бог есть любовь». Утром на предприятии случился переполох. Все искали виновников громогласной надписи, поговаривают, что хотели задействовать даже кинологов. Исправить ситуацию за немалую сумму денег заставили одного из рабочих. Надпись закрасили. Но в тот день по каким-то причинам брата не отправили с Херсона, а отпустили домой еще на денек. Приехав домой и узнав о судьбе своего художества, Анатолий вместе с Виктором не побоялись рискнуть и опять, добыв где-то краски, повторили восхождение на вершину трубы, а утром как ни в чем не бывало поехал в Херсон.

Служить направили в Москву. Когда прибыли на место назначения, то, понятное дело, узнали, что Анатолий – верующий, и после отбоя начались расспросы. Кто-то нашел гитару, пришлось спеть несколько песен. А на утро прибыла новая группа призывников в его же роту. Новенькие еще не были в курсе обстановки, что и где находится. Поэтому Анатолий решил им немного помочь. Там ему пригляделся один парень, показалось, что он, наверное, верующий. Подошел и спросил:

– Ты случайно не из Белоруссии?

– Да.

– А на каком-то музыкальном инструменте играешь?

– Играю.

– Значит ты верующий?

– Да.

Так и познакомились. Брат Анатолий до сих пор не знает почему и как почувствовал родного по духу. Как потом оказалось, они один раз в жизни до этого пересекались. Это случилось на одной свадьбе в Белоруссии, где они оба были, но вообще не были знакомы и даже не общались.

За отказ от присяги его никуда не отпускали с части целый год, на дворе как-никак был конец 80-х, время тревожное. Чтобы хоть как-то компенсировать отсутствие живого общения с верующими, он вместе с Виталиком из Белоруссии в воскресение собирались где-нибудь на крыше какого-то продуктового склада, пели там песни и молились. Ни песенников, ни литературы, ни инструментов не было с собой, поэтому пели по памяти, записывали кто что вспомнит, а иногда и сами сочиняли. Только после года службы, когда наконец-то отпустили домой, он привез уже и песенник, и гитару.

Примерно в это время в часть прибыли еще призывники, среди которых тоже был верующий Бандура Игорь (сейчас он первый заместитель главы ВСЦ ЕХБ). После отпуска Анатолию уже позволили увольнения на выходные. Естественно он этим воспользовался, ездил на служения и не только Москвы, бывал в Калужской области, в Малоярославце… Также в это время после собрания вместе с молодежью церкви пятидесятников из района Новокосино (здание которой недавно разрушили) собирались на Арбате, пели христианские гимны и проповедовали.

После возвращения домой активно участвовал в служении родной церкви. Женился. Появились детки. Сейчас Анатолий Евстафиевич несет служение диакона и начальника хора в Новокаховской церкви ХВЕ.

Все прошло оставив лишь след прожитых лет. Воспоминания… Они останутся с нами, и в старости будут нам утешением. Было бы лишь что доброго вспомнить.


Подготовила Ирина БУЛАН


Газета "Христианин" 01-02(62-63)2017


© 2008-2012